Ад на Земле, или Будни китайских тюрем

//Ад на Земле, или Будни китайских тюрем

Ад на Земле, или Будни китайских тюрем

Кому же верить в конечном итоге? Кто-то из бывших заключённых описывает своё пребывание в китайской тюрьме как невыносимое. Для других, особенно в наши дни, тюрьмы не столь страшны, как прежде. Так как же на самом деле выглядят места заключения в Китае? Перед тем, как дать более-менее объективный ответ на этот вопрос, предлагаем узнать чуть больше о системе исполнения наказаний в стране. Ведь не каждое место, куда человек попадает в заключение, называется тюрьмой.

Четыре типа тюрем в Китае

До 2014 года человек, который подозревался в нарушении закона, мог оказаться в одном из четырёх учреждений: арестном доме, трудовом лагере, месте предварительного заключения и тюрьме. Для многих китайцев, однако, это всё одно и то же – тюрьма, то есть место ограничения свободы. Но на самом деле они очень разные и служат разным целям. Опыт у арестантов тоже будет разный, хотя ни один из них не назовёшь приятным.

Фото via vijesti.me

Арестный дом

Сюда попадают при административном задержании по обвинению в мелких проступках. В первую очередь, это несовершеннолетние правонарушители, проститутки и их клиенты, наркоманы и мелкие хулиганы, чьи действия недостаточно серьёзны для уголовного преследования.

В арестном доме задержанный может провести не более 15 суток. За это время от него не требуют выполнения каких-то работ, за исключением основной уборки. Скорее всего, будет проведён ликбез в сфере законов и правил. Административное задержание считается самой лёгкой формой наказания для правонарушителей.

Трудовой лагерь

Трудовые или исправительно-трудовые лагеря (ИТЛ) по-китайски называются «лаоцзяо». Как понятно из названия, предназначены они для перевоспитания трудом. Эта административная система наказаний действовала с 1957-го до конца 2013 года и была отменена из-за печально известных злоупотреблений. Первоначально это была эффективная альтернатива лишению свободы, поскольку предназначалась для виновных в незначительных или мелких преступлениях. Осуждённые привлекались к работам на фабриках или в колхозах, после чего реабилитировались. Однако со временем система погрязла в значительных правонарушениях, поскольку не было единого централизованного органа, ответственного за её регулирование.

Стражи порядка на местах получили абсолютную власть и сами начали определять, кого отправлять в ИТЛ. В результате люди попадали туда без достаточных оснований. Обычно срок нахождения в трудовом лагере составлял от года до трёх лет – с возможностью продления ещё на год. Заключённые должны были работать за небольшую плату или бесплатно. Международные правозащитные организации и местные группы подняли волну протестов против долгих рабочих часов в ИТЛ, переполненных жилых помещений, низкого качества питания, а также плохой медпомощи – а подчас и полного её отсутствия.

Многие годы звучали обвинения и в том, что в трудовые лагеря правительство отправляет политических диссидентов, правозащитников и последователей Фалуньгун. Со сменой власти в 2012 году сомнительная система, наконец, была сломана.

Фото via shizuo.cc

Следственный изолятор

Как и трудовые лагеря, китайские следственные изоляторы, вероятно, тоже можно отнести к тюрьмам. На деле это не так, хотя во многих отношениях они похожи. СИЗО – место, где подозреваемые ожидают суда.

Человек, помещённый в СИЗО, не преступник – по крайней мере, пока суд не признает его таковым. Но в Китае на того, кто оказался в изоляторе, уже вешают ярлык злоумышленника. Хуже того, арестант зачастую страдает больше, чем осуждённый в тюрьме. Именно то, как обращаются с этими людьми, и даёт общественности право говорить о бесчеловечности пенитенциарной системы Китая.

В СИЗО подозреваемые могут содержаться от нескольких дней до нескольких лет. Для получения признаний от них – особенно тех, кого обвиняют в совершении тяжких преступлений: убийств, изнасилований и коррупции – полиция может прибегнуть к разным негуманным методам, включая пытки.

Читайте:  5 самых распространенных заблуждений о Китае

Согласно официальному руководству, полиция должна воздерживаться от жестокого обращения во время допроса подозреваемых. Тем не менее, эти правила зачастую игнорируются, и физическое насилие над заключёнными является довольно распространённым явлением.

По словам правозащитников, подозреваемых часто избивают дубинками-электрошокерами, лишают сна, заковывают в болезненном положении, подвешивают за руки и даже оставляют на два – три дня в одиночных камерах без еды. Но полицейские не всегда сами осуществляют пытки. В тюрьмах есть «авторитеты», которые готовы совершать зверства в обмен на благосклонное отношение охраны.

Фото: Breitbart

И даже если некоторые подозреваемые могут избежать пыток, они вынуждены терпеть отвратительные условия и дрянную еду. Во многих СИЗО нет коек, поэтому заключённые вынуждены спать на бетонном полу без одеял и подушек. В камерах так тесно, что многие могут поместиться только лёжа на боку.

В дополнение ко всему этому, во многих СИЗО арестантов вынуждают работать ежедневно по многу часов. В официальных правилах значится, что им могут быть назначены «подходящие работы», но что считается «подходящим» – не прописано. Таким образом, род деятельности и количество рабочих часов полностью определяет руководство изолятора. В результате, кое-где людей заставляют работать более десяти часов в день.

Для большинства подозреваемых условия пребывания в следственных изоляторах просто невыносимы. Поэтому многие в итоге испытывают облегчение, когда их признают виновными и приговаривают к лишению свободы. К тому времени они знают, что будут переведены в настоящую тюрьму, где смогут спать на кровати и, вероятно, лучше питаться.

Официальная тюрьма

Исправлять преступников трудом или использовать их как рабов? Западные СМИ, которые обвиняют Китай в нарушении прав человека, скорее всего, относят трудовые лагеря, следственные изоляторы и тюрьмы к одной категории – «тюрьма».

Строго говоря, тюрьмой называется только место, где отбывают наказание осуждённые преступники. Верьте или нет, но с ними обращаются лучше, чем заключёнными в ИТЛ или СИЗО. Возможно, это связано с тем, что пенитенциарная система находится в прямой юрисдикции центрального правительства. Таким образом, обитатели тюрем менее зависимы от прихотей охраны. Тем не менее, поскольку тюрьмы предназначены для отбывания наказания, их «постояльцы» в любом случае страдают. Прежде всего, их принуждают работать – причём до тех пор, пока это не превращается в эксплуатацию.

Фото via npr.org

Согласно китайским законам, работать должны все преступники – за исключением тех, кто физически не способен к этому. Это рассматривается как способ реабилитации, который помогает осуждённым превратить в законопослушных граждан.

Закон предусматривает, что заключённые должны пользоваться теми же преимуществами, что и сотрудники госпредприятий с точки зрения рабочего времени, отпусков и снабжения продовольствием. Другими словами, они не должны работать более восьми часов в день, а сверхурочный труд должен соответствующим образом компенсироваться. Но, как свидетельствуют многие вышедшие на свободу, чаще всего тюрьмы пренебрегают правилами и ставят осуждённых практически в положение рабов.

«Прошедшая врата ада»: жуткие свидетельства китайской заключённой

В 2006 году на множестве популярных сайтов в Китае была размещена статья, которая привлекла большое внимание к тюремным реалиям, как правило, неизвестным широкой публике. Автор материала, бывшая заключённая с псевдонимом «Прошедшая врата ада», подробно изложила свой 5-летний опыт пребывания в тюрьме.

Женщина рассказала, что она и её сокамерницы вынуждены были ежедневно работать до глубокой ночи, чтобы выполнить план, установленный для тюрьмы. В основном они вручную вязали свитера, и каждый человек должен был выдавать по одному в день. Для большинства это было непростой задачей, но им приходилось выполнять её, поскольку это был единственный способ сократить срок заключения.

Фото via Pinterest

Автор писала, что каждое утро вставала в 5:00 летом и в 6:00 зимой. Один час отводился на туалет, умывание и завтрак. Сразу после этого начиналась работа. Заключённым давали всего по полчаса на обед и ужин, после чего они вновь возвращались к труду. За сделанное начислялись баллы, которые позволяли смягчить наказание. Иногда женщинам приходилось вязать и во время, отведённое на сон, – свет в тюрьме никогда не выключался.

Читайте:  Как 50 лет изменили дельту Жемчужной реки

План устанавливался не на отдельного человека, а на группу в целом. Поэтому тот, кто не успевал за всеми, подвергался нападкам и мучениям не только со стороны сокамерников, но и тюремной охраны. В таких условиях некоторые заключённые даже пытались совершить самоубийство.

В начале прошлого года эти жуткие факты подтвердил бывший заключённый мужской тюрьмы в северной провинции Хэйлунцзян. Чжу Ишань, который отбывал 4-летий срок с 2008 года, написал в интернете, что вынужден был работать более десяти часов в день над сиденьями для авто и палочками для еды. Его личный план составлял 7 тысяч пар таких палочек в день. Из-за столь высоких квот каждый заключённый должен был почти ежедневно работать сверхурочно. Если кто-то не успевал, то подвергался гонениям и избиениям.

Еда в тюрьмах простая, но лучше, чем в СИЗО

Чтобы у заключённых было достаточно сил для ежедневных работ, в местах лишения свободы им дают простую пищу – но она намного лучше, чем в следственных изоляторах. Как писала «Прошедшая врата ада», это могли быть овощи с небольшим количеством мяса, либо просто овощи на обед и ужин. Иногда вместо них давали тарелку супа с омлетом.

Тем не менее, многие люди ложились спать голодными, поскольку им приходилось работать после ужина, который проходил в 17:00. К счастью, большинству позволялось раз в месяц покупать снеки в небольшой тюремной лавке. Самым популярным товаром там была лапша быстрого приготовления. Женщина призналась, что после освобождения ещё долго не могла без тошноты даже смотреть на то, как её едят другие.

По её словам, продукты в тюремном магазине были достаточно дорогими, и не каждый успевал сбегать во время перерыва туда, чтобы купить что-то на перекус. У некоторых женщин не было денег, потому что их семьи сами едва сводили концы с концами. Больше всего из-за отсутствия средств страдали неграмотные заключённые из сельской глубинки. В местах лишения свободы, как и в обычном обществе, деньги играют немаловажную роль. Чем их больше, тем лучше ваше питание.

Подобное положение дел в мужской тюрьме описал тот же Чжу. Стандартная еда, так называемый «общий котёл», готовился на огромном воке из самых дешёвых и безвкусных овощей. Картошку чаще всего не чистили, а иногда и вовсе не мыли как следует.

Фото: Getty Images

Заключённые, у которых было достаточно денег, могли купить еду в столовой. Кафетерий предназначался только для охраны, но там продавали еду и зэкам – хотя по гораздо более высокой цене. Многие неофициальные источники утверждают, что такое практикуется в тюрьмах по всей стране, хотя формально и запрещено.

Нужно отметить, что тюремное меню меняется в зависимости от региона. Это объясняется тем, что хотя все тюрьмы Китая и находятся в ведении Министерства юстиции, в каждой провинции есть управляющие департаменты, которые распоряжаются по-своему. Например, в северной части страны в местах заключения обычно дают паровой хлеб, в то время как на юге, как правило, рис.

В целом, тюрьмы в экономически более развитых регионах кормят отбывающих сроки лучше – их меню разнообразнее, и в нём больше мяса. Так же обстоит дело и в крупных городах по сравнению с небольшими.

Походы в душ и в туалет регламентируются

Но тяжёлый труд и невкусная еда для многих – не самая большая трудность. Наиболее неприятные ощущения связаны с гигиеническими процедурами. В большинстве тюрем заключённым разрешают принимать душ лишь раз в неделю зимой и немного чаще летом. Причём мыться им приходится второпях.

Читайте:  Хэ Фэншань: китайский Шиндлер, спасший тысячи евреев

Как правило, каждому человеку на помывку дают 15 минут, чего вроде бы достаточно. Однако это время включает ожидание своей очереди, раздевание, саму процедуру и одевание. То есть пребывание собственно в душе занимает 1-2 минуты. При этом за оголяющимися людьми часто наблюдают охранники, что добавляет дискомфорта. Особенно остро чувствуют унижение женщины – даже под присмотром конвоиров своего пола.

Тяжёлым испытанием может стать и поход в туалет. Заключённым отводится на это определённое время дня с минимальным уединением. Если человеку нужно попасть в отхожее место в неурочное время, необходимо получить разрешение охраны. Сами же помещения зачастую чрезвычайно грязны и жутко воняют.

Инсталляция китайского художника-диссидента Ай Вэйвэя. Фото: REUTERS / Stefano Rellandini

Ещё одна проблема – крайне ограниченный контакт с семьями. Письма родным проходят тщательную цензуру перед отправкой. Заключённые могут позвонить домой только раз в месяц, а каждый разговор длится не более пяти минут. Впрочем, иногда администрация тюрьмы по собственной инициативе даёт поговорить по телефону дольше. Родственникам разрешается посещать арестантов раз в месяц, встреча обычно ограничивается двадцатью минутами. Конечно же, для большинства это время пролетает быстро, и много остаётся несказанным.

Меры по гуманизации тюрем

Честно говоря, на бумаге китайские положения о тюрьмах кажутся вполне сносными. Но проблема в том, что многие не реализуются на практике. Например, по закону, у заключённых должно быть два часа в день на учёбу, восемь – на сон, а также время на культурные или спортивные мероприятия. Но из-за производственных планов образование и досуг вытесняются работой.

В последние годы китайское правительство обратило внимание на проблемы в местах заключения и предприняло кое-какие меры. Например, сейчас в большинстве тюрем не требуют работать после 20:00, так что время перед сном люди могут потратить на культурные мероприятия или образование. Многим теперь даже платят за работу, хотя и немного – около 100-200 юаней (15-30 долларов) в месяц.

Ещё одна сфера, где власти навели порядок – питание. Закон установил, что на каждого заключённого в месяц приходится 17-25 кг зерна, 15-20 кг овощей, 0,5-1 л растительного масла, 1,5-2,5 кг мяса и 1-2 кг яиц, рыбы и соевых продуктов. Пока что не все тюрьмы придерживаются этого стандарта, но некоторые совершенно точно его выполняют. Как сообщали СМИ, в прошлом году в одном из учреждений на юге провинции Гуандун заключённым еженедельно предлагали по два блюда на обед и ужин – с курицей, уткой и рыбой на выбор.

Фото: Asia News

Помимо этого, большинство мест заключения разрешают своим «подопечным» покупать достаточно еды в дополнение к тюремному рациону. Это обычно рассматривается как положительный факт, несмотря на опасения, что некоторые могут попытаться получить с этого прибыль.

Ещё один прогресс достигнут в области посещений. Кое-где отбывающим длительные сроки разрешаются супружеские свидания с предоставлением достойных условий.

Несмотря на все эти улучшения, которые кое-кто называет просто «показухой», в пенитенциарной системе Китая остаётся множество недостатков. Во-первых, в тюрьмах по-прежнему практикуют пытки – хотя и гораздо реже, чем в СИЗО. Во-вторых, контакты с членами семьи всё также ограничены, особенно для женщин-заключённых, которые зачастую остаются основными опекунами своих детей. Кроме того, во многих учреждениях по-прежнему процветает коррупция – заключённые платят охране за лучшую жизнь.

С отменой практики «перевоспитания трудом» появилось больше надежд на «капитальный ремонт» условий содержания в СИЗО и совершенствование всей системы исполнения наказаний. Впрочем, судя по всему, этим преобразованиям предстоит ещё долгий путь.

Адаптированный перевод; источник. Главная иллюстрация via The Epoch Times

By |2017-02-07T11:19:42+00:00Январь 26th, 2017|3 комментария

3 комментария

  1. Роман Дикин

    Познавательно. Немного смутило, что добавлено в раздел Лаовай Лайфстал. Надеюсь, что всё-таки этот образ жизни не все испробуют )

    • Анна Савельева
      Анна Савельева 27.01.2017 в 17:28 - Ответить

      тонкий намек на то, что лаоваю туда лучше не попадать)

  2. Аноним 07.07.2018 в 15:16 - Ответить

    При всем том количество заключенных на душу населения в КНР ниже чем в США и России.
    А, так очень сильно напоминает советские трудовые лагеря.

Оставить комментарий