Политика

«Что нужно Китаю прямо сейчас, так это больше стивов джобсов»

Китай, который нуждается в собственных, а не «привезенных» специалистах для дальнейшего развития своей экономики, решил примерить западную модель образования. Для этого чиновники одобрили создание «совместных университетов» – по аналогии с совместными предприятиями, где местные вузы смогут перенимать систему обучения европейских и американских заведений. Однако государственное давление ставит под угрозу эксперимент с образованием в западном стиле, пишет газета The Financial Times.

Ещё будучи старшеклассником, Джеймс Ли знал, что хочет большего, чем рутинные уроки, которые предлагает китайская система образования. «Мне кажется, что если бы я получил более полное образование, то стал бы предпринимателем или меньше боялся бы заняться нетрадиционной работой», – говорит он. Ли посещал китайский университет, а теперь работает специалистом техподдержки в городе Ханчжоу.

Многие китайские студенты испытывают такое же разочарование от архаичной государственной системы образования, чьи исторические корни уходят во времена императоров. С шести до пятнадцати лет ученики заучивают уроки и занимаются зубрёжкой в классах по выходным, чтобы сдать изнурительный вступительный экзамен в колледж – гаокао (gaokao). Эксперты говорят, что эта жёсткая модель плохо подходит для воспитания творческих мыслителей, в которых Китай нуждается для диверсификации своей экономики.

«Вся система гаокао – это награда ученикам, которые очень хорошо умеют сдавать тесты, – говорит Цзян Сюэцинь, исследователь и писатель из провинции Сычуань, – но образование служит экономическим целям, и прямо сейчас Китаю нужно больше стивов джобсов».

В начале 2000-х годов, пытаясь повторить истории успеха предпринимателей-выпускников западных вузов, Китай начал копировать западную модель образования. Политики черпали вдохновение в сфере бизнеса: с 1980-х годов экономика страны стремительно развивалась, отчасти благодаря тактике анализа и воспроизведения технологий, предоставленных иностранными компаниями в рамках совместных предприятий.

Сегодня страну пересекают высокоскоростные железнодорожные линии – это одно из многих ноу-хау, полученных от зарубежных партнёров. Иностранцам, в свою очередь, был предоставлен доступ к растущему китайскому потребительскому рынку.

Чиновники решили использовать тот же подход и в образовании, создав совместные университеты (СУ) с западными структурами. В 2003 году Китай опубликовал свои первые положения об организации таких заведений. В независимых юрлицах 51-процентная доля должна была принадлежать китайцам, остальные 49 процентов – иностранцам.

Студенты NYU Shanghai — СУ Нью-Йоркского и Восточно-Китайского педагогических университетов. Фото: shanghai.nyu.edu

Для западных университетов такие СУ стали заманчивой точкой входа на целинный рынок образования, насчитывающий около 8 млн выпускников ежегодно. Для Китая это была рискованная игра с высокой степенью неожиданного исхода. Он нацелился на привлечение как международных преподавательских, так и студенческих талантов, адаптировав элементы учебной программы в области гуманитарных наук в свою систему высшего образования.

«Это действительно разумная инвестиция для Китая – обучать студентов преуспевать в новых идеях», – говорит Юй Личжун, преподаватель вуза NYU Shanghai, созданного совместно Нью-Йоркским университетом и Восточно-Китайским педагогическим университетом в 2012 году.

Помимо NYU Shanghai, министерство образования одобрило запуск девяти других СУ. Среди первых были вузы, учреждённые Университетом Ливерпуля и Университетом Сиань-Цзяотун, а также Ноттингемским университетом и частной компанией Wanli Education Group. Первая когорта выпускников покинула стены NYU Shanghai в мае нынешнего года. В провинции Цзянсу Университет Дьюк-Куньшань (DKU) – совместный вуз Университета Дьюка из США и Уханьского университета – готовится набирать первокурсников спустя семь лет после начала строительства кампуса.

Первая церемония вручения дипломов в университете NYU Shanghai в мае 2017 года. Фото: Xinhua via FT

Но у модели возникли проблемы. В последние годы образовательная реформа вступила в конфликт со всё более нелиберальным политическим климатом. В самом начале Нью-Йоркский университет и Университет Дьюка составили соглашения, содержавшие положения об академической независимости. Сюда входили свобода публикаций, право нанимать старших преподавателей, разрабатывать собственные учебные программы, приглашать лекторов.

Однако в последние месяцы ширятся опасения, что Китай может пойти на попятную по желанию президента Си Цзиньпиня. «Я был бы счастлив сказать, что мы являемся своего рода авангардом, но кто знает? – говорит Клэй Ширки, эксперт по интернет-технологиям в NYU Shanghai. – Этот эксперимент по глобализации работает. Но я не знаю, захочет ли Пекин [развивать] такой тип мышления и в будущем. Всё это делает нас немного похожими на тепличное растение».

С момента вступления Си Цзиньпиня в должность в 2012 году, власти расширили контроль над всеми сферами гражданского общества. Правительство попросило университеты прекратить использование иностранных учебников, наполненных «западными ценностями». Лидер страны призвал китайские вузы стать «опорными пунктами для руководства партии». Такие учреждения как Уханский университет подверглись идеологическим проверкам со стороны государства и были признаны виновными в нарушениях «политической дисциплины».

Президент Нью-Йоркского университета Эндрю Гамильтон выступает перед преподавателями и студентами NYU Shanghai. Фото: shanghai.nyu.edu

Преподаватели и студенты NYU Shanghai говорят, что государственное наблюдение пока не повлияло на СУ. Учащиеся – половина из них китайцы, половина иностранцы – утверждают, что чувствует себя спокойно, обсуждая чувствительные темы, такие как «три Т» (Тайвань, Тибет и Тяньаньмэнь). Но эти свободы не распространяются за пределы вуза.

«Как только мы выходим, попадаем в другое политическое пространство, – говорит Лена Шейн, профессор NYU Shanghai. – Пока внешний мир не вхож в это здание, но в Китае всё может измениться».

Денис Симон, исполнительный вице-канцлер DKU, соглашается: «Совместные университеты пользуются гибкостью и свободой, но в других сферах всё ужесточается. Какова реальная политика? Нам следует держать ухо востро».

Адаптированный перевод по материалам статьи на FT.com
Главная иллюстрация: blackandasianstudies.org.uk


Читайте:  3D принтеры появятся в китайских начальных школах

Хотите что-то добавить?

Send this to a friend

Подписывайтесь на наши обновления
Дорогой читатель, мы рады предложить тебе подписку на новые статьи. Мы вкладываем в наш проект частичку себя и будем рады делиться с тобой только интересной и актуальной информацией
  мы не рассылаем спам
и никому не передаем ваши данные.
Пожалуйста, проверьте Вашу почту и подтвердите подписку
Благодарим, что подписались на обновления ЛАОВАЙРУ!
  мы не рассылаем спам
и никому не передаем ваши данные.
Подписывайтесь на наши обновления
Дорогой читатель, мы рады предложить тебе подписку на новые статьи. Мы вкладываем в наш проект частичку себя и будем рады делиться с тобой только интересной и актуальной информацией
  мы не рассылаем спам
и никому не передаем ваши данные.