Бизнес и Работа

Если Китай не победит Европу, он её купит

«У китайских компаний нет никаких препятствий для покупок за границей, но Пекин создаёт большие проблемы для иностранцев на внутреннем рынке», – указывает обозреватель влиятельной британской газеты The Financial Times Джон Гаппер (John Gapper).

Четыре блюда, один суп и никакого алкоголя. Таковым было символическое меню президента Китая Си Цзиньпина во время поездки в провинцию Хэбэй в 2012 году – в рамках его кампании по искоренению коррупции среди партийных чиновников. Таким образом он сигнализировал: неумеренное хлебосольство или взятки в виде угощений неприемлемы.

Иностранные компании, которые хотят приобрести бизнес в Китае, сталкиваются с подобной «строгой диетой». В меню входит несколько блюд, и их трудно проглотить. Это совсем не похоже на то, что Йорг Вуттке, президент Торговой палаты ЕС в Пекине, назвал «банкетом», которым Китай потчуют заграницей.

Между тем Германия сейчас может приостановить это пиршество или, по крайней мере, вычеркнуть некоторые «блюда». Недавно она отозвала разрешение на покупку компании Aixtron, производящей полупроводники и чипы, инвестиционным фондом Fujian Grand Chip. Эта сделка оценивалась в 670 млн евро. На фоне регуляторных проволочек, которые сопровождают предполагаемое поглощение Syngenta из Швейцарии китайской ChemChina (стоимость сделки – 44 млрд долларов), это говорит о том, что Европа начинает пересматривать выставленный счёт.

Источник: wsj.net

Источник: wsj.net

Такое внимание оправдано: проблема не в том, что китайские компании покупают зарубежные, а в том, что Пекин создаёт немалые препятствия иностранным фирмам, которые делают то же самое на внутреннем рынке Китая. Проблемы варьируются от юридических ограничений на иностранную долю в предприятиях до регулирования интернета и неформальных барьеров.

Читайте также:  Как белорус открыл в Китае успешный бизнес по трудоустройству иностранцев

Малые и средние предприятия Германии – не единственная цель китайцев. Корпорация Dalian Wanda уверенно протаптывает себе дорожку в Голливуд; конгломерат HNA Group на минувшей неделе предложил 6,5 млрд долларов за 25-процентную долю в сети Hilton Hotels. Китайские компании больше не желают просто производить одежду, игрушки и электронику, а более сочные куски оставлять другим.

Некоторые подобные сделки закончатся тем же, чем японские приобретения в конце 1980-х годов, подоплёкой которых стали высокие цены на активы в стране и дешёвая местная валюта. Японские компании переплатили за активы, не имея понятия, как с ними обращаться, и в результате столкнулись с проблемой. Но пример Германии показывает, почему всплеск китайских прямых инвестиций следует принимать всерьёз.

Источник: Global Trade Magazine

Источник: Global Trade Magazine

Вторая мысль о сделке с Aixtron проистекает из ряда поглощений немецких компаний, использующих передовые технологии производства. Kuka, выпускающая промышленных роботов, в этом году была куплена за 4,5 млрд евро компанией Midea, производителем бытовой электроники из Гуандуна. Китайцы также приобрели немецкие фирмы, которые специализируются на бетононасосах и станках.

В том, что происходит, нет никакого секрета. В прошлом году была приподнята завеса над некоторыми ключевыми пунктами плана «Сделано в Китае», рассчитанного до 2025 года. Страна нацелена на мировое лидерство в десяти отраслях. В их числе станкостроение и робототехника, аэрокосмическая промышленность, медицина и информационные технологии. Если она не сможет обойти передовые компании из Германии или США, она их купит.

По сути, в этом нет ничего зловещего. Есть даже преимущество по сравнению с прежней тактикой Китая. Она заключалась в том, чтобы дать толчок «местным инновациям», сделав европейские и американские компании, которые хотят получить долю на материковом рынке, совместными предприятиями с китайскими вложениями. Технологии этих фирм должны были стать платой за вход.

Читайте также:  Китай поддерживает усилия ЕС по оживлению экономики
Источник: nicholsoncartoons.com.au

Источник: nicholsoncartoons.com.au

Китайским покупателям немецких и американских компаний придётся заплатить изрядную надбавку за передовые технологии, которые они затем смогут перенять. Это более привлекательный подход, чем, например, когда Siemens, Kawasaki и Alstom вынуждены были поделиться секретными технологиями, чтобы получить контракты на внедрение высокоскоростной железнодорожной сети в Китае.

Нет никаких проблем и с честолюбивыми амбициями Китая. Он не может просто остаться там, где был, пока лёгкая промышленность перемещается в страны с более низкими зарплатами, как Бангладеш. Это не подрывает безопасность Запада с его наработками в области робототехники и передовых станков.

Раздражает то, что инвестиционные потоки становятся неустойчиво односторонними. Экономический подъём Китая и вступление во Всемирную торговую организацию в 2001 году открыли большой дефицит торгового баланса, поскольку страна превращается в крупнейшего мирового экспортёра товаров. Тогда Германия и другие страны с развитой экономикой не волновались по поводу дисбаланса в сфере слияний и поглощений, но забеспокоились теперь.

Вступление во ВТО должно было открыть глобальным компаниям более широкий доступ в Китай, что и произошло в таких секторах, как машиностроение. Но Пекин ввёл множество формальных и неформальных ограничений на иностранную собственность в сфере здравоохранения, логистики, телекоммуникаций и других отраслей. Китайская Oceanwide на минувшей неделе спокойно купила американскую страховую компанию Genworth Financial примерно за 2,7 млрд долларов, но зарубежные страховщики до сих пор довольствуются лишь малой долей рынка в самом Китае.

Источник: wsj.com

Источник: wsj.com

Ограничения прав собственности преследовали законную цель – предохранить отрасли Китая от разрушительного нашествия иностранных капиталовложений. Но стремительный экономический рост последних 15 лет не привёл к значительной либерализации: даже после ослабления законов власти на местах поддерживают китайские компании множеством способов.

Читайте также:  Бюро находок: самые неожиданные предметы, найденные в китайцах

Германия оказалась в трудном положении, не имея каких-либо действенных механизмов контроля китайского наступления: у ЕС нет аналогов американского Комитета по иностранным инвестициям, который изучает особо чувствительные поглощения. Евросоюз попытался надавить на Китай, чтобы упросить европейским компаниям вход на рынок, но Пекин сохраняет твёрдость, и дисбаланс по-прежнему сохраняется.

Так продолжаться не может. Либо Китай пойдёт на уступки, либо американский и европейский «банкеты» будут сокращаться, правила – меняться, а сделки – блокироваться. Тогда всем придётся довольствоваться меньшим.

01Об авторе. Джон Гаппер – ассистент редактора и главный бизнес-комментатор The Financial Times. Он – автор еженедельную колонки о бизнес-трендах и стратегиях, которая печатается в газете по четвергам. Кроме того, журналист является соавтором других статей.

Гаппер работает в FT с 1987 года и специализируется на трудовых взаимоотношениях, банковском деле и средствах массовой информации. В 1991 – 1992 годах он сотрудничал с нью-йоркским «Фондом Содружества», а также изучал систему американского образования и тренингов в Уортонской школе бизнеса при Университете Пенсильвании.

Источник

Хотите что-то добавить?

Send this to friend

Подписывайтесь на наши обновления
Дорогой читатель, мы рады предложить тебе подписку на новые статьи. Мы вкладываем в наш проект частичку себя и будем рады делиться с тобой только интересной и актуальной информацией
  мы не рассылаем спам
и никому не передаем ваши данные.
Пожалуйста, проверьте Вашу почту и подтвердите подписку
Благодарим, что подписались на обновления ЛАОВАЙРУ!
  мы не рассылаем спам
и никому не передаем ваши данные.
Подписывайтесь на наши обновления
Дорогой читатель, мы рады предложить тебе подписку на новые статьи. Мы вкладываем в наш проект частичку себя и будем рады делиться с тобой только интересной и актуальной информацией
  мы не рассылаем спам
и никому не передаем ваши данные.