История человека, перемолотого Китаем. С.М.О.Г. — глава четвёртая «Жизнь ничему не учит»

//История человека, перемолотого Китаем. С.М.О.Г. — глава четвёртая «Жизнь ничему не учит»

История человека, перемолотого Китаем. С.М.О.Г. — глава четвёртая «Жизнь ничему не учит»

Для полного понимания данного художественного произведения, рекомендуем ознакомиться с предыдущими частями:

История человека, перемолотого Китаем. С.М.О.Г. — глава первая «ФАНТА»

Немытая голова с давно покрашенными волосами упала на левое плечо, и я болезненно проснулся. Голова оказалась моей. На секунду показалось, что вместо мозга у меня доведенная до кипения фанта со вкусом бензина. Пекинский воздух даже после фильтрации был тяжелее утреннего смрада пасти козла, и ершисто по-хозяйски гулял по носоглотке, выжигая всё живое, будто напалмом. Тот чувак из «Апокалипсиса», любивший запах напалма по утрам, точно не жил в Китае в эпоху производственного бума, а зря – так хоть бы меньше нёс херню про утреннее зловоние.

7 комментариев

История человека, перемолотого Китаем. С.М.О.Г. — глава вторая «Шанхайская шлюха»

Вашу мать! Только этого мне не хватало! Какой-то урод стучится ко мне в самый неподходящий момент. Я замираю и перестаю дышать, гоняя в голове надежду на то, что мой нежданный гость подошёл только что и не слышал того, что происходило внутри. Иначе он догадывается о том, что я в считанных сантиметрах от двери и не уйдёт, пока не выманит меня наружу. Снова стук. Негромкий, но уверенный! Как это вообще возможно?! Эта мразь знает, что я рядом. У меня задрожали колени, захотелось писать и спать. Кто ты, скотина потусторонняя? Что тебе надо?

4 комментария

История человека, перемолотого Китаем. С.М.О.Г. — глава третья «Мой дом — моя погибель»

Захлопнув спиной дверь, я тут же закрыл глаза и прислонился затылком к металлу. Он меня приятно охладил. Я закрыл глаза и представил, что нахожусь в самолёте, уносящем меня куда-то вдаль. Странно, но когда я жил в России, маленьком провинциальном городе с одним кинотеатром, я не мечтал куда-то свалить.

3 комментария

Я распахнул заднюю дверь и быстро сел в машину, пропахшую самым дешёвым табаком за всю историю табачной индустрии. По крайней мере запах мочи, пропитавшей мои штаны, не будет столь очевидным. Водитель был огорожен от меня пластиковой защитной стеной, что к лучшему.  Не думаю, что сегодня мой день, поэтому стоит быть готовым ко всему, даже к тому, что шифу вдруг решит меня поцеловать.

Губы! Они слиплись от старушечьей крови, поэтому я уже несколько секунд сижу в такси и мычу, вместо того, чтобы дать водителю нужный адрес. Он молчит, смотрит в зеркало заднего вида, видит моё лицо и трогается с места, будто спасается бегством. Но куда бежать, я же на заднем сиденье. Наконец, когда рот наконец разлепляется, я говорю ему адрес и машина набирает ход. Счётчик запищал, и я немного успокоился.

Читайте:  Что делать иностранцу, чтобы подружиться с китайцем

Я назвал первый адрес, который вспомнил – дом моего российского друга. Я не могу ехать на работу в таком виде, да ещё и обворовывать лаобаня, чтобы вернуть деньги Зорику. К счастью, Зорика я больше не увижу – так я решил. С ним покончено, как и с Китае в целом. Мне надо успеть покинуть страну до того, как полиция меня найдёт. А я был уверен в том, что старушка, ещё до того, как ей пришьют пальцы на место, расскажет обо мне и дни мои на свободе сочтены. Для китайцев я и мне подобные – мусор. К сожалению, мы ничего не сделали, чтобы быть чем-то другим. А теперь я куча радиоактивного мусора, на котором дохнут даже вороны.

Но к моему удивлению, депрессия не наступила. Я воодушевился, голова стала ясной, мысли чёткими, где-то вдалеке вновь появилось будущее. «Я свалю отсюда и никогда больше не вернусь» — подумал я и размяк от накатившего счастья на заднем сиденье ржавой САНТАНЫ. Водитель достал сигарету и зажёг её об окурок старой. Он сделал резкий поворот, и я сместился к центру сиденья, вновь почувствовав, что у меня мокрые штаны. «Не страшно – новорождённые часто мочатся». А я словно заново родился.

Шифу оказался порядочным малым, и не стал посредине пути говорить, что не знает дороги. Подъехав в район, где живёт мой друг, я вновь осознал, что пока в моей жизни есть только проблемы и надо их как-то решать.

Андрей (так зовут моего друга) открыл дверь быстро и без особого восторга пригласил меня к себе.

— От тебя воняет сильнее, чем обычно. Ты провалился в унитаз?

— Вся моя жизнь – это унитаз, а я кусок дерьма, который никак не смоют!

Мы сели на большой кожаный диван, но Андрей быстро поднялся и пересел в кресло. Он явно не мог выдержать мой запах. Я не стал реагировать на это, это понятно, но почему-то стало обидно. Я торопливо рассказал ему всё, что со мной произошло и закончил рассказ тем, что планирую уехать из Китая.

Читайте:  Лучшие школы боевых искусств в Шанхае

— И как уедешь отсюда? Если старуха заявила в полицию, твою квартиру уже вскрыли, паспорт изъяли, а твоё уникальное по местным меркам лицо уже разослано всем участковым города.

— Я не думаю, что старуха заявила в полицию. – соврал я

— Т.е. для неё это ничем не примечательное событие? Ты считаешь, что потерять два пальца в драке с русским малолетним наркоманом, защищая свою внучку от изнасилования – это норма? Она это планировала? Сверяла по часам твоё появление на лестнице?

— Ну, во-первых, я случайно зацепился об мешок с мусором. И никого насиловать не планировал.

— Мне ты можешь рассказать что угодно. Даже то, что ты хотел спасти старушку от вселившегося в её пальцы беса. Но она то жертва. И она расскажет полиции всё, что захочет. Хотя можешь не переживать, в китайской тюрьме не так плохо, как кажется. Да и ты ничего такого ужасного не сделал! Всего лишь пальцы. Хотя, ты же не знаешь, она могла умереть от потери крови, а внучку ты даже не проверял. Вдруг она сломала шею.

Я понурил голову, зажал её между коленями и заревел. От былого ощущения свободы ничего не осталось. Все эти годы я боялся одного: попасть в китайскую тюрьму. Я избегал ссор с китайцами, не дрался с ними, даже не покупал мопеда, зная, что какая-нибудь меркантильная китайская тварь обязательно бросится мне под колёса. Я делал плохие вещи, но только с собой и русскими лаоваями. А сегодня я откусил старухе два пальца и видимо задавил её внучку.

— Ну ладно, можешь уже не плакать. Надо валить. Сейчас ты помоешься, наденешь мои вещи и будем думать, как тебя спасть. Есть пара идей, но надо действовать быстро.

Я подчинился Андрею, хотя никогда не замечал в нём повадок лидера. Он был такой же, как я. Но сейчас я в жопе, а он в не её, и это обстоятельство делает его в тысячу раз умнее меня. Горячая вода, чистая одежда и сладкий чай, заваренный Андреем, немного утешили меня. Мы вышли на улицу. Он достал пачку русских сигарет, купленных на Ябаолу и сказал:

— Дай мне ключи от твоей квартиры, я поеду и постараюсь забрать твой паспорт и некоторые вещи, которые тебе могут пригодиться. Может быть не всё так плохо, и квартиру ещё не обыскали. Где паспорт лежит?

— Я не знаю. – жалобно простонал я, ломая рот в подхалимской улыбке

— А ты знаешь, как усложнить себе жизнь, Рома. – сказал Андрей и плюнул на асфальт, явно давая мне понять, что с этого момента я не имею права даже называть его другом. Теперь он мой европейский благодетель, а я африканский мальчик с опухшим животиком.

— Сейчас ты поедешь по этому адресу, — он протянул мне бумажку с адресом и телефоном – там тебя ждут. Пока ты отмывался, я позвонил своему китайскому товарищу Чену. Можешь звать его Да Чен. Он надёжный кит, который способен помочь в твоей ситуации. Твоя задача приехать к нему, рассказать, что с тобой произошло, выслушать его и дождаться меня с твоим паспортом. Ты всё понял?

— Да, конечно. Я ему расскажу всё, что со мной было. Только один вопрос есть.

— Какой?

— Как по-китайски мизинец? Я забыл.

— Ты издеваешься что ли? Это неважно. Ты мог этой старухе откусить хоть член. Ситуации это не меняет, придурок.

Андрей хлопнул меня по плечу, и убежал к метро, а я остался стоять возле его дома, держа бумажку с адресом и телефоном. Я положил её в карман, одновременно почувствовав, что там что-то лежит. Это была небольшой свёрток стоюаневых купюр. Один-два-три-четыре-пять-шесть-семь-восемь-девять. Я зачем-то три раза подряд пересчитал свои триста юаней. В кармане лежала карточка АВС банка с 7000 юаней и немного денег было на Вичате. Денег должно хватить, чтобы сбежать из страны, если, конечно, не придётся что-то платить Да Чену.

Читайте:  Девять приложений для выживания и процветания в Китае

Я вспомнил, что уже пора выдвигаться, пошел вдоль дома, чтобы выйти на парковку такси, как вдруг увидел до боли знакомое место. В доме Андрея была псевдо-парикмахерская. Дрочильня, где девушки обслуживали тебя за двести юаней. «У меня триста юаней, хватит ещё и на такси до Да Чена, а мне надо немного расслабиться» — почти вслух сказал я, и вошёл в «парикмахерскую». На диване сидели три девушки. Одна из них встала и подошла ко мне. У меня встал.

By |2018-09-17T17:45:56+00:00Сентябрь 19th, 2018|2 комментария

2 комментария

  1. Слава 15.10.2018 в 07:52 - Ответить

    Прочёл все четыре части в один присест. Чертовски динамично. Буковский чабудуо;)

    • Макс Майборода 15.10.2018 в 11:59 - Ответить

      Спасибо, Слава!

Оставить комментарий