История Хэ: китайский шахтер с золотым сердцем

Хэ Цюаньгуй проводит день за днем в постели подключенным к видавшей виды кислородной машине, которая качает воздух в его легкие. Монотонный механический звук перемежается только натужным кашлем. Как и многие односельчане из горного района провинции Шаньси, он в 1990-х годах последовал призыву правительства оставить фермы ради лучшей жизни. Хэ отправился на заработки на нелегальный золотой рудник. И, помогая поднимать экономику Китая, заплатил высокую цену: получил силикоз – наиболее распространённое профессиональное заболевание в КНР.
Хэ Цюаньгуй под капельницей в своей постели. Фото: Сим Чи Инь / VII

Хэ Цюаньгуй под капельницей в своей постели. Источник: nytimes.com

Теперь если он встает с постели, то часто падает, потому что не в состоянии самостоятельно дышать. Современная медицина может продлить ему жизнь и облегчить страдания, но после семи лет работы в шахте у Хэ нет ни сбережений, ни льгот. Скорее всего, он был бы уже мертв, если бы в 2011 году не встретил у своей фруктовой лавки фотографа Сим Чи Инь. Она приехала в его отдаленное поселение, чтобы сделать репортаж о губительном заболевании легких среди шахтеров-мигрантов. В качестве главного героя девушка искала умирающего человека, и вскоре взяла Хэ под опеку.

О своем диагнозе Хэ узнал в 2004 году. Он жил в старой землянке с женой Ми Шисю и их сыном Цзиньбо. Вместе они продавали фрукты. Сим поселилась в свободной комнатке над лавкой, снимала и пыталась убедить пару сделать ее частью их жизни. Начав репортаж о силикозе, она нашла другую историю. «Я поняла, что это не просто рассказ об умирающем человеке в отдаленной китайской деревне, — пояснила она. — Это была всеобъемлющая история любви. Их любовь была настолько мощной, ощутимой и чистой… Даже сейчас они обнимаются и играют, как подростки».

Фото: Спустя четыре месяца после операции на лёгких Хэ Цюаньгуй, бывший работник небольшой золотодобывающей шахты, и его жена Ми Шисю вернулись домой на лето. Фото Сим Чи Инь / VII

Фото: Спустя четыре месяца после операции на лёгких Хэ Цюаньгуй и его жена Ми Шисю вернулись домой на лето. Фото Сим Чи Инь / VII

После недели работы Сим приехала домой с несколькими фотографиями и осознанием, того что проект провалился. Все дело в том, что пара отказалась сниматься столько, сколько ей было нужно. Однако полгода спустя ей позвонила жена Хэ, она рыдала и умоляла о помощи.

02

Фото: Сим Чи Инь / VII

Девушка связалась со своим другом-журналистом, который создал организацию для неимущих, страдающих силикозом. Ей удалось получить грант в 1600 долларов на госпитализацию Хэ. Она прилетела в Сиань и забрала шахтера, который к тому времени уже не мог ходить самостоятельно.

Фото: Сим Чи Инь / VII

Фото: Сим Чи Инь / VII. Источник: nytimes.com

Долгие дни Сим Чи Инь провела рядом с пациентом в больнице в качестве «сторожа и шута», пытаясь ободрить его, а по ночам возвращалась к себе в отель и рыдала. Отчаявшийся Хэ просил ее дать ему умереть и бросить его тело, раз лечение не помогает.

Изнемогающего Хэ поддерживают жена и сын, пока он пытается восстановить дыхание. Фото: Сим Чи Инь / VII

Изнемогающего Хэ поддерживают жена и сын, пока он пытается восстановить дыхание. Фото Сим Чи Инь / VII. Источник: nytimes.com

Пребывание в больнице стало поворотным моментом. Сим больше была не чужаком, а спасительницей, как сказал сам Хэ. С этого момента девушка осталась в его доме и сблизилась с семьей. Ее вмешательство изменило историю, хотя Сим признает, что кое-кто может посчитать это неэтичным. Но она чувствовала, что ситуация требовала от нее действий.

«Я в первую очередь была человеком и только во вторую – фотографом, — говорит она. – Как документалист я хочу добиться решения глобальных вопросов, но, получив шанс изменить жизнь конкретного человека, было бы бессовестно этого не сделать».

Значительную часть последних четырех лет Сим провела в доме Хэ, слушая гул кислородной машины через стену. Однажды она проснулась до рассвета, когда бывший шахтер пытался покончить жизнь самоубийством.

Хэ с женой и 18-летним сыном после очередной попытки суицида. В 2013 году он трижды пытался покончить с собой. Фото: Сим Чи Инь / VII

Хэ с женой и 18-летним сыном после очередной попытки суицида. В 2013 году он трижды пытался покончить с собой. Фото: Сим Чи Инь / VII. Источник: nytimes.com

Сим Чи Инь, которая иногда снимает для The New York Times, пытается опубликовать историю Хэ пока он еще жив. Несмотря на впечатляющие снимки, ей удалось заинтересовать немногих. «Я показывала фотографии, наверное, 15-ти или 20-ти редакторам. Некоторые плакали, но никто не решился обнародовать их, — пояснила журналистка. — Это не сексуальная тема, и фото не очень-то эстетичные». Эти размытые размытые цветные и чёрно-белые изображения не слишком обработаны и не представляют художественной ценности, добавила она.

«Это история не обо мне или моем видении, моей эстетике, — говорит девушка. — Речь идет об умирающем и его семье. Это история о профессиональном заболевании номер один в Китае».

Хэ пытается согреться в сарае позади своего дома. Фото: Сим Чи Инь / VII

Хэ пытается согреться в сарае позади своего дома. Фото: Сим Чи Инь / VII. Источник: nytimes.com

Единственным журналом, который серьезно заинтересовался работой Сим, был National Geographic. Хотя 10-страничный репортаж был в конечном итоге отклонен, видеосюжет о Хэ Цюаньгуе выложили в фотоблоге издания (он называется Proof).

Сейчас у Хэ есть недорогой смартфон, и он использует социальные сети, чтобы обменяться медицинской информацией со своими товарищами по несчастью. Он весит меньше 40 килограммов, но «все еще держится», говорит его спасительница. Чтобы поддержать его дух, она повторяет Хэ, что тот должен жить, чтобы увидеть влияние видео- и фоторепортажей.

Фото: Сим Чи Инь / VII

Фото: Сим Чи Инь / VII. Источник: nytimes.com

Китайский сайт Tencent опубликовал снимки и видео в июне 2015 года, и уже собрал 16 тыс. долларов от своих читателей на новый курс лечения Хэ. Он также может расплатиться с долгами и починить протекающую крышу в доме.

Две недели назад бывший шахтер прислал Сим Чи Инь таки слова: «Я не думал, что мог бы прожить до сих пор, что мог бы увидеть случившееся собственными глазами, что мог бы воспользовался плодами нашего сотрудничества, которые продлили мою жизнь».

Источник. Переведено с сокращениями.
Все фото: lens.blogs.nytimes.com

Дмитрий Горин
Все записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пожалуйста, напишите ваше имя.
Пожалуйста, напишите ваш email.

семь − один =

Пожалуйста, напишите комментарий.