Как написать великий китайский роман — инструкция

С самого детства я постоянно ставил перед собой одну и ту же задачу – провести время максимально бесполезно. С годами способов реализации становилось всё больше. Некоторые, по объективным причинам, устаревали, но каждый год добавлялись новые. В этом году я уже успел неоднократно добиться своей цели с помощью уроков рисования, ведением спортивного дневника и даже подсчётом среднего количества плодов в килограммовом пакете клубники. Но вам я расскажу о чем-то вполне плодотворном.

В течение трёх месяцев я читал исключительно романы китайских авторов, пренебрегая любыми другими. Совсем недавно я вышел из этого литературного запоя, и хочу поделиться впечатлениями. А для того, чтобы мой опыт можно было хоть как-то использовать в благих целях, я расскажу вам, о чём обязательно вы должны написать, если задумаете стать современным китайским писателем.

  1. Утопите свой текст в жире

Не воспринимайте это буквально. От вас не требуется марать страницы чем-то помимо своих идей и образов, поэтому протрите влажной салфеткой пальцы. Я имею в виду то, что в любой сцене, где это только возможно (а лучше, когда и нет) вставляйте напоминания о еде, продуктах, запахах, послевкусии, мыслях о еде и так далее. Не знаю почему, но китайские писатели просто обожают об этом писать.

Есть предположение, что это связано с детством каждого современного китайского писателя, который рос в 40-80-е годы 20-го века. Сытым его не назовёшь. И я говорю не только о подсознании, которое включается, когда вчерашний голодранец, а ныне – уважаемый писатель, приступает к жизнеописанию родной деревни. Я говорю ещё и о том, что голод был неотъемлемой частью жизни каждого бедного китайца, оттенком его мышления.

Теперь перейдём к практике. Первое задание. Исправьте следующую «постную» сцену, сделав её удобоваримой для китайского читателя:

«Девушка, увидев двух идущих ей навстречу соседских парней, невольно зарделась и опустила глаза, продолжая, тем не менее, насвистывать мелодию из недавно просмотренного фильма. Парни, которых ещё запросто можно было назвать мальчиками, скрывая своё волнение, до ушей заулыбались и принялись гоготать, когда девушка вплотную подошла к ним».

Всё очень просто, помните правило «утопи свой текст в жире»:

«Девушка, увидев двух идущих ей навстречу соседских парней, невольно зарделась цветом варёной свёклы и перестала жевать конфету, которую выпросила у матери пятью минутами ранее. Но, тем не менее, продолжила, сквозь слипшиеся от шоколада зубы, насвистывать мелодию из недавно просмотренного в компании сестры-поварихи фильма. Парни, которых ещё запросто можно было назвать мальчиками, испытывали такой голод, что на расстоянии трёх метров почувствовали аромат конфеты, облепившей весь рот знакомой им девочки – младшей сестры местной стряпухи. Не в состоянии скрыть своего возбуждения, ребята до ушей заулыбались и по-обезьяньи загоготали, когда девушка, невыносимо пахнувшая сладостью, подошла к ним».

Ключевой момент при написании сцен с едой:

— всегда должен быть голодный персонаж;

— всегда должен быть сытый персонаж;

— голодный ест быстро, а сытый вальяжно и неторопливо;

— оба едят громко;

— когда не знаете о чём писать – заставляйте своего персонажа есть.

  1. Утопите героев в вине

Если вы думаете, что главный герой культовой поэмы «Москва – Петушки» был сильно пьющим, то вы абсолютно правы, но это не значит, что ему нельзя составить литературной конкуренции. В современной китайской литературе образ пьяницы разнообразен, но чаще всего встречаются следующие разновидности:

пьяница-неудачник в майке «алкоголичке»», шортах, носках и шлёпанцах. Предпочитает китайскую водку (чей убойный запах надо упоминать регулярно) и самую простую закуску (а лучше без неё). Он периодически рыгает, чешется и плачет. Никого он особо не ругает, не обвиняет, хотя понятно, что окружающие ему не особенно нравятся. Желательно, чтобы в одной из сцен его побили, потом пожалели, а маленький мальчик подарил самокат.

успешный алкоголик – этот персонаж должен любить хорошие иностранные напитки, но не брезговать и китайской водкой. Желательно, чтобы именно сцена с выпивкой китайской дешевой водки стала своего рода кульминацией, апогеем его алкоголизма, после которой и читателям, и наконец-то ему самому, становится понятно, что он в беде. У него должна быть жена/девушка (можно в статусе «бывшая»), чтобы регулярно напоминала ему о его пороке. Такой алкоголик должен нести и материальные потери (китайцы любят проводить параллель с материальными потерями и разрушением внутреннего мира персонажа): разбитая машина, ограбленная квартира или украденный чемодан с деньгами. Кульминация развития образа героя – поездка в деревню на могилу бабушки/матери.

праздный алкоголик из «золотой молодёжи» — данный персонаж должен пить всегда, везде, развязно сидеть и много курить, желательно в солнцезащитных очках. Он пьёт просто потому, что хочет. Просто потому, что не видит смысла не пить, и вообще – видел он в одном месте наше мнение. Естественно, его изобьют, может быть даже сексуально надругаются и унизят на всю жизнь. Желательно, чтобы он бросил свою компанию, сел с юанем в кармане в поезд и уехал работать грузчиком в Харбин.

алкоголичка. Редко в китайских романах появляется женщина-алкоголик. Но если и есть, то чаще всего она обеспечена, красива и успешна. Она должна красить губы яркой помадой, носить мини и общаться только с успешными алкоголиками, которых и презирает, и жалеет одновременно.

Стандартная сцена:

«Обсасывая копытце, Сяо Лю поглядел на свой бокал и не смог вспомнить каким по счёту он был. Обернувшись, чтобы найти взглядом брата, он понял, что не видел того несколько часов. На столе уже всё было подъедено, а где-то в глубине зала кричали «Мать твою, твою мать». Сяо Лю узнал этот охрипший от пьянки голос: «Брат!», — прошипел он, и, переворачивая стопки на столе, ринулся на голос спасать либо брата, либо его врагов».

Не забывайте и о еде, как же без неё.

  1. Столкните их лбами

В современной китайской литературе нужно обязательно сталкивать максимальное количество персонажей, противопоставлять их, противопоставлять их читателю. Да и вообще, вряд ли вы, как читатель, найдёте персонажа, который вызовет у вас абсолютную симпатию. Но вы теперь не читатель, а писатель, поэтому запоминайте. Основные поводы столкнуть персонажей:

семья – это не только банальное отцы/дети, но и старший/младший брат, дочь/мать/бабушка и т.д. Сами знаете, что китайские семьи – сложный организм, где поколения переплетаются, ругаются по пустякам и сыплют проклятиями. Это очень благодатная почва для писателя. Младший брат не хочет становиться инженером, а хочет стать певцом? Столкните братьев! Пусть подерутся, поругаются и хорошенько выпьют.

город/деревня. Тут всё просто: один персонаж уехал много лет назад из деревни, поселился в городе, а теперь хочет привезти свою жену к себе в отчий дом, но так стыдится его прошлого. Желательно, чтобы деревня за годы отсутствия героя превратилась в город, а на месте его дома построили общественный туалет или казино. Или другой сюжет: из деревни в город приезжает мать главного героя и своими привычками просто бесит его жену. Желательно, чтобы мать говорила конфуцианские мудрости, а из динамиков телевизора в контраст ей звучали слоганы известных брендов «Кока-кола, поток свежести в твою жизнь» и т.п.

чиновники/бизнес. Талантливый молодой предприниматель намеривается открыть бизнес, например, отель. Местный жадный чиновник и его сообщники хотят получить с этого много-много денег. Бизнесмен противится, теряет бизнес, потом попадает в тюрьму, где не теряет воли, и, выйдя из неё, сжигает дом чиновника.

Стандартная сцена:

«Нань Ли еле волочил ноги по расколоченному за годы правления в их городе мэром Лао Цзя тротуару. Каждая щель, каждая ямка и осыпь напоминали Нань Ли о том, кто он есть. А был он, по крайней мере, как говорила его супруга – скособоченным неудачником. «Скособоченным, надо же, придумала!», — выдавил сквозь шатающиеся зубы Нань Ли и почувствовал боль во рту, пробудившей боль в затылке, коленной чашечке и животе. Нань Ли всё время прокручивал вчерашнюю сцену драки с охранниками мэра, которые отказались пускать его в ресторан, где эта жирная сволочь развлекалась со своими девками. Охранник, что повыше, первым заметил Нань Ли. Не успев толком дожевать яблока, верзила перегородил ему путь и без лишних слов ударил в живот коленом. «А, это опять ты, сумасшедший Ли. Мы же тебе говорили не доставать господина Цзя, а ты всё никак не уймешься, — прыснул второй охранник и ударил лежачего Ли по зубам пяткой.  — Мы же из одной деревни, почти родственники, а ты всё время меня подставляешь».

Вообще, тема социального неравенства и сам процесс перехода человека «из грязи в князи» или «из грязи в грязи, но при князе» в китайское современной литературе очень популярен и востребован, поэтому не гнушайтесь этой темы. Запомните, стать успешным современным китайским писателем вы сможете только после прочтения второй части материала. Но попытаться можете уже.

По любым китайским вопросам пишите на почту 15045064735@163.com

Роман Дикин
Все записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пожалуйста, напишите ваше имя.
Пожалуйста, напишите ваш email.

11 − 3 =

Пожалуйста, напишите комментарий.