Технологии и Инновации

Китай превращает Эфиопию в гигантскую фэшн-фабрику

Для Пекина проект стал крупным экспериментом в области аутсорсинга, а для Эфиопии – возможностью получить 10 миллиардов долларов. Если в стране не разразится гражданская война.

Стоя в кабинете новой фабрики, Рагхав Паттар – вице-президент китайской компании по выпуску одежды Indochine International – полон энтузиазма. В ноябре, всего через полгода после запуска индустриального парка Хавасса, там работает 1400 местных жителей. К 2019 году Паттар намерен нанять в общей сложности 20 тысяч эфиопов. «Двадцать четыре месяца назад земля, на которой мы находимся, была фермерскими полями, – говорит он. – Какая страна может измениться за такое время? Эфиопия!»

Паттар – эмигрант из Индии с опытом работы в Бангладеш и Египте. В заводском цеху десятки женщин прострачивают швы, нашивают логотипы и разглаживают трусы Warner – бренда, который продаётся в основном в сети Walmart. «Правительство очень заинтересовано в нас, – говорит менеджер. – Рабочие трудились 24 часа в сутки, день и ночь, чтобы построить это место. И нет никакой коррупции. Вообще!».

Фабрика на территории бывших сельскохозяйственных угодий стала крупнейшим из четырёх новых текстильных и швейных центров. Фото: Nichole Sobecki / Bloomberg Businessweek

Индустриальный парк Хавасса появился быстро, благодаря китайской государственной строительной компании. За девять месяцев она выпустила 56 одинаковых красно-серых ангаров, в которых разместилось текстильное производство на 250 млн долларов. Но Паттар разливается соловьём перед посетителем – Белаем Хэйлимайклом, менеджером «единого центра», который позволяет компаниям получать лицензии на импорт и экспорт, необходимые разрешения, а также нанимать работников. Это в основном женщины, которые приехали сюда из отдалённых маленьких деревень и провели часы в ожидании, чтобы подать заявку на работу с окладом примерно в 25 долларов в месяц. Единый центр тестирует их умения и делит на три категории: получившие «единицу» могут работать на швейных машинах, а менее талантливые «двойки» и «тройки» – упаковывать коробки и подметать полы.

Мы пришли к новому моменту в мировой индустрии одежды. Эта засушливая, не имеющая выхода к морю страна на Африканском Роге с населением в 100 миллионов человек трансформируется в самое низкое звено цепочки, извергающей «фаст-фэшн» и комплекты «пять экземпляров за $12,99». Соблазнённые налоговыми льготами, перспективами инфраструктурных инвестиций и сверхдешёвой рабочей силой, западные страны, когда-то переводившие производство в Китай и Шри-Ланку, теперь разворачивают тут выпуск Guess, Levi’s, H&M и прочих брендов. Запуск индустриального парка Хавасса – просто свежий эпизод обширной централизованной схемы: с 2014 года Эфиопия открыла четыре гигантских государственных промышленных парка. К 2020 году планируется старт ещё восьми.

Предприниматели, развивающие тут деятельность, на пять лет освобождаются от уплаты подоходного налога, пошлин и сборов на импорт средств производства и стройматериалов. Эфиопия может позволить себе такую щедрость, поскольку получает всё больше денег от Китая. По последним данным, с 2010-го по 2015 годы сумма кредитов составила 10,7 млрд долларов США. Сейчас значительная часть средств идёт на выгодные для китайских компаний контракты. С помощью местной рабочей силы они строят плотины, дороги и сотовые сети. Эта инфраструктура, как считает эфиопское правительство, позволит стране присоединиться к мировому среднему классу. «План заключается в том, чтобы создать в общей сложности два миллиона рабочих мест в обрабатывающей промышленности к концу 2025 года, – говорит Белачев Мекурия из Инвестиционной комиссии Эфиопии. – Сейчас мы аграрная нация, но ситуация изменится. Если сначала не случится гражданская война. С 2015 года в стране проводят массовые акции протеста оромо – представители самой большой этнической группы в стране. Они выступают против захвата крестьянских земель для «заводов автократического правительства».

Эфиопский народно-революционный демократический фронт (ЭНРДФ) контролирует все места в парламенте и претендует на то, чтобы представлять каждую из более 70 этнических групп Эфиопии. Но в основном власть принадлежит тиграи – народности, составляющей лишь 6% населения.

За годы беспорядков погибли сотни оромо, сжигались фабрики, а многие диссиденты попали за решётку.

Парк Хавасса оказался в стороне от массовых протестов, которые проходили в основном в регионе Оромия. Но и 500 фермеров, которых переселили, чтобы построить комплекс, недовольны.

Крестьянин Урезе Динса говорит, что его обманули, пообещав деньги работу для семьи в обмен на землю. Фото: Nichole Sobecki / Bloomberg Businessweek

Жители страны исторически не приспособлены к суровым промышленным условиям. Эфиопию никогда не колонизировали, это вызывает у местных чувство гордости, но плохо влияет на КПД. Эффективность – это проблема. Все сотрудники фабрики проходят пятидневную вводную программу с акцентом на личной гигиене, уходе и дисциплине. Это трудный путь, который не все понимают.

Для производителей «фаст-фэшена» управление неквалифицированной рабочей силой – лишь немногим более сложная проблема, чем доставка товаров. Промышленный парк Хавасса находится в 270 километрах от Аддис-Абебы, столицы страны, и почти в тысяче километров от ближайшего порта в Джибути. То есть, фактически, в центре «нигде». Компании предпочли бы разместиться где-то поближе к порту, но правящая партия делает вид, что пытается угодить всем.

Время пути к побережью вскоре сократится. Китайская государственная компания построила за 3,4 млрд долларов железную дорогу протяжённостью в 720 километров, соединяющую Аддис-Абебу и Джибути. В январе она была открыта для пассажиров, но грузовые отправки, вероятно, не начнутся, пока не утихнет политический скандал.

Пока что производители из Хавассы должны перевозить свои товары в порт на грузовиках – и это суровое испытание. Маршрут проходит через родину оромо, где протестующие фермеры часами блокируют движение. Тут и там среди сухого ландшафта видны сожжённые автобусы и седельные автопоезда. Нередко многотонные фуры задерживаются из-за столкновения с верблюдами.

Помимо этого, водителям нужно пройти через три таможенных контрольно-пропускных пункта. Дополнительную трудность представляют праздники: Эфиопская православная церковь отмечает бессчётное количество святых дней, и все говорят, что таможенники могут в целом до месяца в году провести в праздниках. В результате шофёры могут потратить два-три дня на таможне, ночуя в кабинах.

Проверка готовых тканей на фабрике. Фото: Nichole Sobecki / Bloomberg Businessweek

Трудно и приобрести материалы внутри страны. Hirdaramani Group, шриланкийская компания по выпуску рубашек, ежемесячно импортирует пять контейнеров картонных коробок из дома. «В Эфиопии они фиксируются скрепками, на которые реагируют таможенные металлодетекторы», – поясняет менеджер Гаян Нанаяккара.

Теоретически это может открыть возможности для местного малого бизнеса. В 2014 году группа Всемирного банка приступила к реализации проекта в 270 млн долларов по усилению «эфиопской конкурентоспособности». Но ещё предстоит преодолеть культурный разрыв. Три года Всемирный банк потратил только на подготовку семи компаний-производителей коробок, пуговиц и кожаных изделий для вхождения в мировую цепочку поставок. И лишь сейчас новые предприятия собираются закупать машины и обучать работников.

Разница между инициативой Всемирного банка и кредитами китайцев в том, что последние не приходят с филантропическими директивами. По крайней мере, это даёт иллюзию, что Эфиопия управляет собственным ростом. Но экономист Стефан Деркон из Оксфордского университета, год изучавший эфиопские фабрики, опасается, что одалживая миллиарды у китайцев, страна «плывёт по воле волн и может потерпеть крушение». «Я думаю, что на самом деле им нужно замедлить процесс заимствования и развития инфраструктуры», – говорит эксперт. При этом он выступает за укрепление эфиопской промышленности. «В конечном итоге заработная плата увеличится с появлением других иностранных компаний и началом конкуренции за рабочих. Пока же рабочие места на фабриках лучше альтернативы, когда женщины целыми днями лепят из коровьего навоза лепёшки для растопки».

Рабочие едут в Хавассу на тележке, запряжённой осликом. Фото: Nichole Sobecki / Bloomberg Businessweek

 

Адаптированный перевод. Оригинал статьи на сайте Bloomberg

Читайте:  WeChat Secretary: ваш личный секретарь в Пекине

Хотите что-то добавить?

Send this to a friend

Пожалуйста, проверьте Вашу почту и подтвердите подписку
Благодарим, что подписались на обновления ЛАОВАЙРУ!
  мы не рассылаем спам
и никому не передаем ваши данные.
Подписаться на рассылку проекта
Подписаться на рассылку проекта