Одержимость, развязавшая войну. Часть II: первый выстрел и чайная зависимость

Первую часть читайте здесь

В октябре 1839 года британский корабль «Томас Кауттс» шёл по Жемчужной реке (она же – река Чжуцзян) к порту Гуанчжоу. Торговое судно принадлежало квакерам, которые, как и многие конфессии в Англии, публично выступали против торговли опиумом. На борту не было контрабанды, и капитан подчинялся антиопиумному декрету, который издал императорский комиссар Линь Цзэсюй. Согласно этому документу, любой иностранный корабль, желающий вести дела в Гуанчжоу, должен подписать обязательство не участвовать в торговле опиумом.
Джеймс Миллер Хаггинс, «Томас Кауттс» (1836). Источник: Национальный морской музей, Англия

Джеймс Миллер Хаггинс, «Томас Кауттс» (1836). Источник: Национальный морской музей, Англия

Принципиальная позиция экипажа и капитана «Томаса Кауттса» противоречила другой декларации, на этот раз – от британского торгового суперинтенданта Чарльза Эллиота. Он запретил торговцам визировать какие-либо соглашения, ограничивающие продажу зелья. Чиновник короны был настолько зол на неповиновение хозяев «Томаса Кауттса», что приказал полностью блокировать порт Гуанчжоу. Когда другое британское торговое судно, «Царственный саксонец», попыталось прорвать блокаду, английские военные корабли произвели по нему предупредительные залпы.

Первый выстрел в Опиумной войне сделали британцы… по своим соотечественникам.

Китайские офицеры приказали береговым батареям и военным джонкам защитить «Царственного саксонца», но те были слишком малы, чтобы ответить кораблям военно-морского флота Её Величества. Неспособность военных Великой Цин противостоять британским технологиям будет, говоря музыкальными терминами, basso continuo или лейтмотивом в этой печальной элегии короткого, но ожесточённого конфликта.

Уильям Гладстон в 1830-х. Источник: Википедия

Уильям Гладстон в 1830-х. Источник: Википедия

Будущий премьер-министр Уильям Гладстон, который в то время был молодым идеалистом-тори (членом консервативной промонархической партии, – прим. «Китайского компота»), раскритиковал британскую политику в Китае и выступил против торговли опиумом. Гладстон осудил министра иностранных дел Великобритании лорда Пальмерстона за неспособность или нежелание пресечь алчность британских торговцев зельем. Его страсть была личной, ведь сестру Гладстона погубило пристрастие к опиуму. В знаменитом обращении к парламенту в 1840 году политик назвал «войну лорда Пальмерстона» ничем иным, как «национальным беззаконием в отношении Китая».

Негодование Гладстона было оправданным. В конце концов, Великобритания затеяла войну, чтобы защитить доброе имя королевы Виктории… как крупнейшего в мире наркобарона. Опиумные купцы Англии и Америки действовали, словно какой-то картель: пустили деньги на то, чтобы купить влияние. Они заплатили журналистам, чтобы те писали рассказы о китайской надменности и жестокости; заплатили политикам за речи о благотворном влиянии коммерции и важности сохранения любой ценой универсальных ценностей свободной и справедливой торговли; использовали доходы от своих махинаций на всё, что могло бы оправдать объявление войны.

04

Во время войны появилось множество карикатур, критикующих конфликт

Британская общественность оказалась меж двух огней. С одной стороны, война была чрезвычайно непопулярна. Не каждого журналиста удалось купить, и не каждый политик был выставлен на продажу. Моральное возмущение по поводу торговли опиумом даже вынудило некоторые компании полностью выйти из бизнеса. С другой стороны, люди привыкли к китайским товарам – керамике, шёлку, и, самое главное, к чаю. Во время промышленной революции чай стал не только модным напитком, он был истинным топливом, которое подпитывало жар британской коммерции и промышленности. Сахар с британских плантаций в Вест-Индии и чай из Китая, купленный на деньги от продажи индийского опиума, стали важной частью повседневной жизни. И в заводских цехах, и в богатых домах, и в сельской местности британцы поддерживали себя в течение дня, выпивая чашку за чашкой.

Джон Куинси Адамс в должности президента США. Источник: Википедия

Джон Куинси Адамс в должности президента США. Источник: Википедия

В Соединённых Штатах, имеющих собственные имперские амбиции, президент Джон Куинси Адамс поддержал войну. Он решил, что её будет легче пропагандировать в обёртке из абстракций. Речь шла не об опиуме, утверждал он, а о «высокомерных и невыносимых претензиях Китая, желающего поддерживать коммерческие контакты с остальным человечеством не на условиях равноправия и взаимности, а на оскорбительных и унижающих достоинство отношениях между господином и вассалом».

Но даже в США понимали, что дело в наркотиках. Америка тоже «росла» на китайском экспорте, и богатство нескольких видных семей было привязано к тому, что скрывалось за эвфемизмом «торговля с Китаем». Не имея доступа к индийским маковым плантациям, американские фирмы получали опиум из Османской империи, но суть оставалась той же: наркотик за деньги, деньги за товары. В 1823 году молодой американец по имени Уильям Делано отплыл в Гуанчжоу и там работал в крупнейшем американском торговом доме Russell & Company. Вернувшись в США богатым человеком три десятилетия спустя, Делано поселился в Ньюбурге (штат Нью-Йорк). Его дочь Сара влюбилась и вышла замуж за одного из их соседей, Джеймса Рузвельта. Их сын Франклин в 1932 году стал президентом США. Как причудливо тасуется колода!..

И в Англии, и в Америке 30-е – 40-е годы XIX века шла ожесточённая дискуссия о моральной подоплёке «опиумной экономики». Мало кто сомневался, что причиной войны стала именно торговля наркотиком. Но ясно и то, что у тех, кто в конечном итоге получал выгоду от конфликта, для него существовало множество мотивов – как явных так и скрытых.

Продолжение следует…

По материалам The World of Chinese

Наша страница в WeChat sinocomclub

По любым китайским вопросам пишите на почту 15045064735@163.com

Дмитрий Горин
Все записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пожалуйста, напишите ваше имя.
Пожалуйста, напишите ваш email.

три × три =

Пожалуйста, напишите комментарий.