Политика

Трамп vs. Пекин: опасные игры с сомнительным итогом

Последние выпады избранного президента США Дональда Трампа в адрес Китая заставляют тревожиться экспертов по внешней политике и международной экономике. Может ли новый американский лидер довести двусторонние отношения до критической точки? Как отреагирует Пекин? И кто станет победителем в случае торговой войны? На эти вопросы попытались ответить влиятельные американские журналы The New Yorker и Fortune.

Возможно, в первые недели после того, как стало известно, что новым президентом Америки будет телезвезда, оптимисты в окружении главы КНР Си Цзиньпина размышляли о потенциальных положительных задатках администрации Трампа.

Конечно, у новоиспеченного Президента есть какие-то убеждения, меньше принципов и никакого опыта, стоящего упоминания. А идеологический вакуум и странный фокус на изоляции может сыграть на пользу экспансионистским целям Китая; его невежество может даже стать величайшим активом Пекина. Но беспрецедентные послания Трампа за последние несколько недель, скорее всего, перечеркнули эти надежды. Избранный президент США уже успел продемонстрировать свою способность превращать значимые мировые двусторонние отношения в пугающе зрелищные реалити-шоу, используя при этом самые смертоносные гамбиты.

Первым тревожным сигналом стал телефонный разговор Трампа с лидером Тайваня. Этот шаг нарушил дипломатический протокол, который служил основой китайско-американских отношений на протяжении последних четырёх десятилетий. Тремя днями позже избранный президент сказал Fox News, что намерен использовать Тайвань в качестве козыря, и утверждал, что постарается охладить взаимоотношения Тайваня и Китая. «Я не знаю, почему мы должны быть связаны политикой «одного Китая», – сказал Трамп в интервью. – Если только мы не заключим сделку с Китаем по каким-то пунктам, включая торговлю». Эти слова могут казаться опрометчивыми, но они прекрасно сочетаются с сокровенной верой Трампа в то, что его способность заключать сделки с лихвой может компенсировать любой дефицит знаний или понимания сути проблемы.

«Человек, который пренебрегает ежедневными докладами директора Национальной разведки – не тот, кто будет озабочен деталями или необходимой осторожностью», – заключает журнал The New Yorker.

В своей бизнес-библии «Искусство сделки» Трамп заявил: «Я совершаю сделки очень просто. Мой стиль – прямота. Я всегда ставлю перед собой большие цели и действую решительно. Налегаю и налегаю до тех пор, пока не получаю то, что хочу. Иногда мне достаётся меньше, чем я хотел бы, но в большинстве случаев я добиваюсь желаемого» (цитата приведена в переводе Н. Зарахович, – прим. ред.). Литературный «негр» Трампа сказал в интервью Джейн Майер, что тот на самом деле крайне мало сделал для написания книги. Тем не менее, эти слова дают представление о самооценке Трампа и, в сочетании с тирадами в Twitter, грубо обрисовывают его стратегию в отношении Китая.

Читайте также:  Китайские военные корабли впервые прибыли с визитом к восточному побережью США

Трамп рассматривает собственные импульсивные выпады как превосходные нападки на политкорректность. Тревожит то, что у него, кажется, нет никаких других действий. Некоторые молились, чтобы «тайваньский звонок» обернулся успешным тактическим манёвром, а не безрассудным промахом. Но твит будущего американского лидера о захвате Китаем подводного беспилотного аппарата только вызвал ещё большую тревогу. «Китай крадёт исследовательский дрон ВМС США в международных водах – вытаскивает его из воды и забирает в Китай в беспрецедентном акте», – выдал Трамп.

Источник: newsinc.com

Источник: newsinc.com

А после того, как Пентагон разоблачил захват, и Пекин согласился вернуть устройство, избранный президент выскочил снова – словно ребёнок с измазанными в подливе пальцами, перебивающий взрослых за обедом. «Мы должны сказать Китаю, что нам не нужен украденный дрон», – «чирикнул» он в Твиттере.

Если его методы ведения внешней политики кажутся опасно непредсказуемыми, его смысл существования – «вновь сделать Америку великой» – очень хорошо совпадает со стремлением его коллеги, президента Си, «возродить былую славу» китайской нации. У обоих руководителей на карте стоит не только международная дипломатия. Им, возможно, столь же важна и видимость реализации собственных обещаний и защиты соответствующих национальных образов.

Пока что китайские лидеры оставались безучастными к предвыборной риторике Трампа, который обвинял Китай в валютных манипуляциях и угрожал развязать торговую войну. Но терпение Пекина истощается. В редакционной статье газета «Хуаньцю шибао» (Global Times), часто выражающая мнение правительства, описала Трампа как «будущего хозяина Белого дома, который ведёт себя не как подобает президенту». Дальше сказано:

«Он понятия не имеет, как руководить сверхдержавой». И ещё: «Можно наверняка быть уверенным, что у Трампа нет возможностей для управления миром».

По мнению журнала Fortune, в случае торговой войны Вашингтон может проиграть. Издание указывает на то, что противостояние «будет проблематичным, но не катастрофичным для Китая главным образом потому, что США нуждается в Китае больше, чем наоборот». За последние 20 лет ситуация, когда КНР катастрофически отставала в развитии и жаждала доступа к западным технологиям и средствам производства, сильно изменилась. Сейчас страна обрела приличную часть того, что ей бы хотелось. А то, чего пока еще нет, может легко получить у поставщиков за пределами США. И хотя американский рынок выглядел привлекательно несколько десятилетий назад, сегодня Пекину более интересны страны с формирующимся рынком (Индия, Латинская Америка, Африка).

Читайте также:  Ай Вэйвэй против Lego: реакция китайских СМИ и соцсетей

Несмотря на то, что американское высокотехнологичное оборудование выпускается в Китае, львиная доля прибыли достаётся американским компаниям, которые его разработали. Если производство остановится, американцам придётся хуже, чем китайцам. Мало того, Китай – сам по себе рынок, который США не могут игнорировать. Например, Boeing, обеспечивающий работой 150 тыс. американцев, надеется, что Пекин купит часть из 6 810 самолётов в следующие 20 лет. Только эта перспектива оценивается более чем в триллион долларов. А Китай будет просто счастлив потратить эту сумму на европейские аэробусы.

Пока что китайцы избрали тактику «подождать и посмотреть». Официально Трамп станет президентом лишь после инаугурации 20 января. И есть вероятность, что после этой даты его политика в отношении Китая будет кардинально отличаться от предвыборной риторики. Поскольку Трамп часто противоречит сам себе во время публичных выступлений, тяжело получить чёткое представление о его истинных намерениях. Кроме того, пока что большинство его месседжей касательно Китая – это либо твиты, либо случайные замечания в СМИ. И трудно понять, какие принадлежат непосредственно ему. Вот только процесс принятия решений в Вашингтоне обещает стать почти столь же непрозрачным, как в Пекине.

Хотите что-то добавить?

Send this to friend

Подписывайтесь на наши обновления
Дорогой читатель, мы рады предложить тебе подписку на новые статьи. Мы вкладываем в наш проект частичку себя и будем рады делиться с тобой только интересной и актуальной информацией
  мы не рассылаем спам
и никому не передаем ваши данные.
Пожалуйста, проверьте Вашу почту и подтвердите подписку
Благодарим, что подписались на обновления ЛАОВАЙРУ!
  мы не рассылаем спам
и никому не передаем ваши данные.
Подписывайтесь на наши обновления
Дорогой читатель, мы рады предложить тебе подписку на новые статьи. Мы вкладываем в наш проект частичку себя и будем рады делиться с тобой только интересной и актуальной информацией
  мы не рассылаем спам
и никому не передаем ваши данные.