Тюрьма под открытым небом: как Китай решает этнические проблемы

Самый отдаленный от моря город в мире, китайский Урумчи, попал в эпицентр борьбы властей КНР с проявлениями уйгурского сепаратизма, получив полный комплект различных мер безопасности и контроля.

Город плотно взят в тиски китайских спецслужб и полиции. Все пути въезда и выезда перегорожены контрольно-пропускными пунктами с идентификационными сканерами. Электронная система распознавания лиц неустанно мониторит места большого скопления людей, а сотрудники полиции используют портативные устройства для обнаружения на смартфонах граждан запрещенных мессенджеров и политически-неугодного контента. Отпуск топлива на заправках осуществляется только при наличии документов и под пристальным вниманием камер-ищеек.

Силовики быстро загнали население региона, особенно уйгуров, в жесткие рамки социального контроля. ФОТО: wsj.com

Попытки правительства пресечь любые проявления сепаратизма со стороны религиозных групп превратили столицу Синьцзян-Уйгурского автономного района в полигон по испытанию новейших систем контроля за населением. Либерально настроенные активисты тут же обвинили КНР в желании взять «под колпак» все население страны.

Внутри региона власти бдят за каждым шорохом. Местное население и редкие гости СУАР ежедневно проходят вереницу полицейских КПП, постоянно находятся в объективах видеокамер, подвергаются досмотрам и сканированию.

Пару недель назад Пархат Имин, занимающийся торговлей фруктов в Урумчи, «провалил» в офисе оператора телекоммуникационных услуг обязательный ритуал ID-сканирования. С тех пор каждая проверка его ID-карты вызывает срабатывание тревоги. Сам мужчина подозревает, что попал в список «особого внимания» властей из-за уйгурского происхождения и приводов в полицию. Пархат боится выезжать за пределы города, опасаясь быть задержанным. «Меня включили в черный список, — заявил он. – Выезд из города мне заказан».

Местное население подвергается досмотрам и сканированию. ФОТО: wsj.com

Внедрение новых инструментов по контролю за гражданами и моделированию поведения осуществляется повсеместно на всей территории КНР. Усиление механизмов государственной «опеки» прошло как маслу под чутким руководством председателя КНР Си Цзиньпина. По состоянию на сегодня взору «всевидящего ока» доступны вся онлайн-активность китайцев и переписка в мессенджерах. Широкомасштабное «закручивание гаек» было спровоцировано серией терактов, потрясших страну в 2014 году. Власти возложили ответственность за произошедшее на исламских экстремистов, выходцев из СУАР, которые выполняли приказы из-за рубежа. Для предотвращения подобных атак руководство КНР выдало силовикам полный карт-бланш, и те быстро загнали население региона, особенно уйгуров, в жесткие рамки социального контроля.

В октябре прошлого года на выставке в области обеспечения безопасности Цзян Джун, исполнительный директор гуанчжоуской фирмы CloudWalk Technology, снабдившей полицию системами распознавания лиц и проверки личности, назвал Синьцзян «самым охраняемым регионом в мире». По его словам, полиция СУАР закупает необходимое оборудование из расчета на 100 тысяч жителей, в то время как в других областях Китая расчет идет на один миллион человек.

Все этносы должны существовать бок о бок, как зерна в гранате

На все вопросы про слежку за гражданами чиновники региона предпочитают отмалчиваться. Наверх они рапортуют о постепенном приближении к поставленным партией целям «о стабилизации социальной обстановки» и «об обеспечении стратегической безопасности». Китайские и иностранные борцы за гражданские права в один голос уверяют, что опыт СУАР будет перенят другими регионами и что это лишь вопрос времени. «Власти извлекают уроки из подавляющего контроля в СУАР, чтобы применить систему в восточной части страны», — выразил опасения Цзю Шенгву, китайский юрист в области защиты прав человека, занимающийся делами о слежке.

На все вопросы про слежку за гражданами чиновники региона предпочитают отмалчиваться. ФОТО: wsj.com

Эрдачао, один и районов Урумчи, где живет Пархат, в буквальном смысле «утыкан» полицейскими будками, маячащими через каждые 200 метров. Со слов торговца фруктами, молодые парни-уйгуры – завсегдатаи этих «мини-офисов». Там сотрудники полиции проверяют смартфоны местной молодежи на наличие запрещенных приложений и контента. Поэтому уйгуры выработали обычай иметь по два телефона, один – «парадно-выходной», чистый от нелегального контента, другой – обычный, для пользования дома.

Именно в Эрдачао, сердце городской торговли, девять лет назад произошли этнические бунты, погубившие десятки людей. С тех пор главный вход в Большой Базар закрыт, и, чтобы попасть внутрь, посетители вынуждены просачиваться тонкой струйкой через центральный проход («кишку», напичканную камерами, распознавателями и сканерами).

Уже два тысячелетия Китай пытается обуздать Синьцзян. ФОТО: wsj.com

Едва протестующие разошлись и улеглась шумиха, как в магазин Пархата, который тогда торговал одеждой и предметами религиозной тематики, ворвались силовики и приказали ему «закрыть лавочку». Торговец естественно начал возмущаться, за что получил удар прикладом по голове и 6 месяцев тюремного срока за «создание препятствий легальному бизнесу». На нашу просьбу дать комментарий по делу Пархата полиция Урумчи ответила молчанием. Сегодня он перебивается продажей фруктов и свежевыжатого гранатового сока прямо с телеги. Мужчина не на шутку обеспокоен, что его «опальная» ID-карточка принесет ему еще немало бед.

Уже два тысячелетия Китай пытается обуздать Синьцзян. Сегодняшний повышенный интерес властей к региону обусловлен желанием Си Цзиньпина навести порядок и создать инфраструктуру на всей протяженности Великого Шелкового пути. В 2015 году правительство КНР поставило в СУАР нового главу регионального отдела компартии. Им стал Чэнь Цюаньго, который ранее наводил «порядок» в другой горячей точке КНР, Тибетском автономном районе. Именно он придумал полицейские будки-офисы. Под началом Чэня в СУАР резко возросло полицейское присутствие, если судить по всплеску объявлений о наборе кадров в ряды местной полиции, и стартовали массовые закупки средств отслеживания и сканирования.

В течение первого квартала 2017 года власти Поднебесной вбухали в проекты по обеспечению безопасности в регионе больше одного миллиарда долларов. В то время как за весь 2015-й было инвестировано всего 27 млн. В кратчайшие сроки была возведена сеть арестных домов, действующих под ширмой «учебно-исправительных центров». По данным местной газеты Xinjiang Daily, 2 тысячи человек отправились на «исправление» только за апрель 2017 года. Слоган на стене одного из таких учреждений гласит: «Все этносы должны существовать бок о бок, как зерна в гранате».

Адаптированный перевод статьи.

По любым китайским вопросам пишите на почту 15045064735@163.com

Павел Белоносов
Все записи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пожалуйста, напишите ваше имя.
Пожалуйста, напишите ваш email.

двадцать − девять =

Пожалуйста, напишите комментарий.