Энциклопедия

За кадром. Легендарные китайские режиссёры

Китай с его постоянно растущим средним классом и поп-культурным отставанием от Запада лет на 50, только недавно занял своё место в списке крупнейших кинорынков планеты. А в 2017 году на короткое время даже обошёл США, собрав в период Китайского Нового года в прокате на несколько миллионов долларов больше. Говорить в очередной раз о том, что количество фильмов, снятых на совместные с Голливудом деньги, постоянно растёт, мы не будем.

Но только ли кассовые успехи отечественных и зарубежных фильмов на внутреннем рынке дают Поднебесной право считаться одной из ведущих кинематографических держав мира? Или у неё есть другие основания считать себя равной среди первых? Исторически сложилось, что китайская история искусств и ремесел сильно персонализирована. За каждым из них обязательно стоит человек, основавший, либо существенно развивший то или иное искусство, будь то каллиграфия, игра на эрху или чечётка. Нередко эти персонажи настолько идеализируются, что становятся частью народного эпоса.

Возможно, что эта практика сохранится и в отношении великих деятелей кино. Проверить в это пока сложно, т.к. кинематограф довольно молодое искусство, но вполне возможно, что лет через сто в среде патриотично настроенной китайской молодёжи будут ходить легенды о том, что Чарли Чаплин был на самом деле китайцем по имени Чха Ер Ли, а все сценарии к основным западным блокбастерам были подло украдены из Пекинского «Храма Кино» группой американских лазутчиков. Предлагаем вам разобраться в будущих героях китайских легенд. Сегодня мы поговорим о режиссёрах.

 Чжан Имоу «Первый покоритель Запада»

Скорее всего, именно так в XXII веке будут называть Чжан Имоу, режиссёра континентального Китая, который вывел фильмы своей родины на мировую кинематографическую орбиту. Первой «Белкой и Стрелкой» мастера стал фильм «Красный гаолян», получивший «Золотого медведя» на Берлинском Кинофестивале в 1988 году. В 1991 году выходит его главный и самый прославленный на данный момент киношедевр «Подними красный фонарь» (大红灯笼高高挎), борьба за Оскар которого с картиной Никиты Михалкова «Урга – территория любви» может привести к возникновению микро-легенды о «Битве китайского дракона с советским шмелём», правда победителем тем не менее вышел итальянский фильм «Средиземное море», но это уже ненужные уточнения.

Чжан Имоу был из тех мастеров, которые не только видели всю сложность и многослойность китайской культуры/истории, но и пытались передать и расшифровать её красоту для западного зрителя. В его последующих киношедеврах: «Жить» — 1994 года, «Шанхайская триада» — 1995 года и «Дорога домой» — 1999 года. Режиссёр обращается к разным эпохам долгой китайской истории, тем не менее, не опускаясь до лубочного повествования, когда во главу угла становится развитие того или иного устоявшегося стереотипа. Его мастерство универсально и интернационально.

Чжан Имоу был из тех мастеров, которые не только видели всю сложность китайской культуры, но и пытались передать и расшифровать её красоту для западного зрителя

В 2000-х годах Чжан Имоу, неоднократно подтвердив своё мастерство режиссёра «серьёзного кино», уходит в своей стилистике ещё дальше, теперь полагаясь больше на визуальную насыщенность картины. Несмотря на то, что «поздний» Имоу кодирует свои картины, делая их менее понятными западному зрителю, именно с его «Героя» — 2002 года начался настоящий кассовый успех режиссёра, который был подкреплён в 2004 году, пожалуй, его самым известным популярным — «Дом летающих кинжалов».

В последние годы Чжан Имоу снимает для отечественного зрителя, делая всё более костюмированные, практически театрализованные картины, которые вряд ли способны заинтересовать западного киномана. Но, тем не менее, мы, как бы предвосхищая будущее, без какой-либо иронии можем назвать господина Имоу «Первым покорителем Запада» уже сейчас.

Вонг Кар-Вай «Соблазнитель» 

Гонконг – лишь микроскопическое родимое пятнышко на теле континентального Китая, но его вклад в кинематограф значительно серьёзнее, чем у большого соседа. Если Чжан Имоу родился и вырос в КНР, то Вонг Кар-Вай, появившись на свет в Шанхае, уже в возрасте пяти лет вместе с родителями перебрался в Гонконг, где и был сформирован как режиссёр. Вонг Кар-Вай будет назван своими почитателями «Соблазнителем», т.к. именно в его картинах полуобнажённые молодые китайские тела стали появляться не только в сценах героических переходов через реки, но и в постелях. Конечно, гонконгские режиссёры и до господина Кар-Вая поняли все прелести обнажёнки, но именно он, получивший мировую славу, сделал это нормой для китайского кино. Скажите, вы ведь тоже не можете представить себе китайскую психологическую драму без сцены, где отрешённые от мира и суеты любовники что-то немногословно обсуждают?!

Вонг Кар-Вай будет назван своими почитателями «Соблазнителем», т.к. именно в его картинах полуобнажённые молодые китайские тела стали появляться не только в сценах героических переходов через реки, но и в постелях

Среди ранних работ мастера особенно выделяются три: «Пока не высохнут слезы» – 1988 года, где довольно оригинально показана жизнь молодого гонконгского мафиози, «Прах времен» — 1994 года, завоевавший приз в Венеции за лучшую работу оператора, и главная картина режиссёра — «Чунгкингский экспресс», того же 1994 года.

Среди более поздних фильмов Кар-Вая особый интерес у публики вызвало «Любовное настроение» 2000 года, которое считается практически безупречным экземпляром мелодраматического артхауса. Именно после релиза этой картины режиссёр стал известен в России.

Карвай, как и его вышеупомянутый коллега, к началу XXI века тоже стал всё больше уделять внимания визуальной составляющей своих картин, поэтому «Любовное настроение» — это не только глубина взаимоотношений двух, как оказалось преданных людей, но и внешняя красота отношений как таковых.

Последний фильм Кар-Вая «Великий мастер» 2013 года рассказывает нам о знаменитом мастере кунг-фу Ип Мане (том самом учителе Брюса Ли), который тоже уже приобрёл статус легенды, а его жизненный путь, неоднократно экранизированный, воспринимается как осовремененный героический эпос. Что в свою очередь подтверждает мысль о том, что китайцы склонны к идеализации.

Чжон Ву «Великий эмигрант»

Когда смотришь на официальную фильмографию Джона Ву, родившегося в Гуанчжоу, и уехавшего в пятилетнем возрасте в Гонконг вместе с родителями, сложно вообще поверить в то, что он приехал в США только в начале 90-х годов. Среди его боевиков, которые стали классикой этого жанра и существенно обогатили арсенал киноделов экш-фильмов, значатся: «Трудная мишень» 1993 года выпуска с Жан-Клод Ван Даммом в главной роли, «Сломанная стрела» 1995 года с Джоном Траволтой и Кристианом Слэйтером, «Без лица» 1997 года с тем же Траволтой и Николасом Кейджем, а также «Миссия: невыполнима 2» 2000 года, ставшая его самым кассовым хитом и собравшая в мировом прокате более полумиллиарда долларов.

Несмотря на финансовые неудачи, режиссёр не перестал творить, а наоборот — лишь увеличил профессиональную активность

В дальнейшем коммерческие успехи Джона Ву пошли на спад, а вместе с ними и голливудская карьера мастера. Но несмотря на финансовые неудачи, режиссёр не перестал творить, а наоборот — лишь увеличил профессиональную активность, вернувшись в континентальный Китай — с его практически бесконечными бюджетами, которые он способен выделить прославленным режиссёрам, готовым обратиться к темам, воспевающим величие древнего или коммунистического Китая. Поэтому на свет появились такие фильмы, как: «Битва у Красной скалы» 2008 года, «Битва у Красной скалы 2» 2009, «Переправа» 2014 и «Переправа 2» 2015 года.

Тем не менее, Джон Ву, как и «наш» Андрей Кончаловский, долгое время работавший в Голливуде, не сможет «скрыть» свой американский этап, и это вряд ли забудут его почитатели из будущего, поэтому «Великий эмигрант» именно то героическое прозвище, которое подойдёт для него больше остальных. И мне кажется, что ключевое в нем слово — «Великий».

Энг Ли «Цвет небес»

Сейчас это не столь очевидно, но есть довольно большая вероятность того, что Тайвань спустя некоторое время официально станет частью «Большого Китая» и уроженец Тайваньского города Пиндун – знаменитый режиссёр Энг Ли, вполне законно будет считаться деятелем исключительно китайской культуры. Тайвань упорно отстаивает свою независимость уже более 60-ти лет. Такой же неутомимостью отличается и мистер Ли. Он, будучи выпускником Нью-Йоркского университета (по специальности кинопроизводство), около шести лет проживал в США и не имел возможности снимать фильмы, писать и продавать сценарии киностудиям. Только в начале девяностых, когда режиссёру было уже ближе к сорока, нашлись инвесторы, которые поверили в его талант.

Мастер Ли уже в первом своём фильме затронул темы, которые с его точки зрения должны были заинтересовать максимально широкую аудиторию как в родном ему Тайване, так и в коммерчески привлекательных США: уродство коммунистического режима, проблемы «отцов и детей» и, конечно же, — межнациональные браки.

«Толкающие руки» 1992 года не приобрёл особой популярности, но позволил амбициозному режиссёру продолжить творческий процесс. В своей первой относительно успешной с коммерческой точки зрения картине «Свадебный банкет» 1993 года Энг Ли пошёл ещё дальше и расширил список цепляющих тем, рассказав о взаимоотношениях двух гомосексуалистов, которые вынуждены скрывать свою ориентацию от родителей одного из героя. Фильм удостоился приза «Золотой медведь» на берлинском кинофестивале, и был отмечен номинацией на Оскар и Золотой глобус. Не смог завоевать Оскар и следующий фильм режиссёра «Ешь, пей, мужчина, женщина» 1995 года. Но авторитет мастера только креп, что позволило ему в скором времени «пустить корни» на Западе, осваивать крупные бюджеты и приносить киностудии хорошие деньги.

Особыми хитами с коммерческой точки зрения стали: «Разум и чувства» 1995 года, «Крадущийся тигр, затаившийся дракон» 2000 года, «Горбатая гора» 2005 года и «Жизнь Пи» 2012 года

Наибольшую шумиху вызвал его самый провокационный фильм «Горбатая гора», который, как вы помните, поведал историю об однополой любви двух молодых людей, весело проводящих время на американской природе. Скорее всего, годы спустя, когда визуальная составляющая «Жизнь Пи» будет казаться топорной, а «Крадущийся тигр, затаившийся дракон» станет нафталиновой классикой, «Горбатая гора» по-прежнему будет эпатировать своих зрителей. Поэтому вполне вероятно, что «Цвет небес» будет ассоциироваться именно с мастером Ли и никем другим. 

Читайте:  10 мозгодробительных фактов о Китае

Хотите что-то добавить?

Send this to a friend

Пожалуйста, проверьте Вашу почту и подтвердите подписку
Благодарим, что подписались на обновления ЛАОВАЙРУ!
  мы не рассылаем спам
и никому не передаем ваши данные.
Подписаться на рассылку проекта
Подписаться на рассылку проекта