Жизнь китайского политического карикатуриста в изгнании

//Жизнь китайского политического карикатуриста в изгнании

Жизнь китайского политического карикатуриста в изгнании

Для человека, чья молодость пришлась на начало 2000-х, Badiucao необычайно привязан к телефону. Сутками он торчит в Twitter, погружённый в нескончаемый поток твитов от друзей-диссидентов и опальных журналистов.

Гигантский респиратор из китайского флага.

После семи лет добровольного изгнания в Австралии Badiucao больше всего опасается потерять связь с родиной, став очередным никому не нужным правозащитником, машущим кулаками после драки.

Цензура

Дела шли проще, когда был доступ в Weibo. Badiucao влился в его коммьюнити в 2011 году и, несмотря на всеобъемлющую цензуру, навел немало шороху на волне событий вокруг железнодорожной катастрофы Вэньчжоу. То бедствие перевернуло китайский интернет с ног на голову. Резкой критике подверглись чиновники всех мастей, причастные к сокрытию виновных.

«В воздухе ощущались веяния свободы. Интернет стал инструментом для выражения народного негодования, и я не хотел оставаться в стороне», – рассказал художник. Он начал рисовать карикатуры, посвящённые аварии, и впоследствии расширил поле борьбы, творчески заостряя внимание публики на всех без исключения политических скандалах и огрехах.

Чем больше про него говорили, тем жёстче становилась цензура. После 30 заблокированных аккаунтов Badiucao был вынужден уйти с платформы.

«Так продолжаться больше не могло. Я уперся в стену. Каждый рисунок удаляли. Для регистрации новых учетных записей требовался ввод данных с ID-карты. Я не мог рисковать ни собой, ни подставлять других», – объяснил он. Weibo оставили наш вопрос о чрезмерной цензуре без ответа.

Цензура – основополагающая тема творчества Badiucao.

«В период с 2010 по 2011 год платформа набирала популярность и позволяла пользователем много вольностей. Как раз в то время группа карикатуристов обрела известность, – говорит Софи Бич, редактор калифорнийской онлайн-газеты China Digital Times, которая пристально следит за темой цензуры в КНР. – Но власти быстро взяли Weibo под крыло и для показательной порки выбрали резких в своих суждениях художников».

Читайте:  Веришь Компартии – пиши завещание!

Вынужденный отъезд из Китая заставил Badiucao переместиться в Twitter. Быстро распространяясь по Всемирной Паутине, его рисунки легко преодолевают Великий Китайский Фаерволл, а без угрозы внезапного удаления профиль в Twitter махом набирает подписчиков.

Когда пятеро девушек-феминисток попали за решетку после пекинской акции протеста против сексуальных домогательств в общественном транспорте, Badiucao создал их портреты. Эти рисунки использовались во всех СМИ при освещении дела.

Портреты арестованных девушек-феминисток.

«Он понимает китайскую суровую действительность и острым взглядом бдит за проблемой ущемления человеческих прав на родине, – заявила представитель организации «Международная Амнистия» Тэнни Чиа. – Его работы имеют воздействие на жителей Поднебесной».

Продвижение

Творчество Badiucao протекает во многих плоскостях. Его первая серьезная художественная выставка состоялась в сентябре 2016 года в Аделаиде.

На первой выставке Badiucao Си Цзиньпин был представлен одним из кандидатов на всеобщие выборы в Австралии.

Во время шоу художник понуро стоял в углу в тюремной робе, пряча голову под капюшоном. Физически он был с гостями, но мысли его были устремлены в Китай. Играла музыка, на стенах висели броские постеры, на которых Си Цзиньпин был представлен одним из кандидатов на всеобщие выборы в Австралии. Надписи под постерами гласили: «Коммунисты Китая за председателя!» и «Партия победит!».

Инсталляция Badiucao, посвященная в трагическим событиям 2008 года в Китае.

На полу на черном полотнище сухими смесями детского питания были высыпаны холмики-курганы в виде образов детей, пострадавших в трагических событиях 2008 года, когда тысячи малышей в Китае отравились некачественными продуктами. За два месяца, что шла выставка, смесь от влажности расплылась, и детские лица в инсталляции потеряли очертания и стерлись, как и само происшествие из поля зрения общества.

Читайте:  Трудности переписки. Как Wechat удаляет упоминания о XIX съезде КПК?

Китайский паспорт Badiucao на выставке в Аделаиде.

Напротив насыпей стоял небольшой стеклянный ящик, «гвоздь» выставки. В нем лежал китайский паспорт Badiucao с отрезанным правым верхним углом. По истечению долгих лет вне родины его наконец лишили гражданства КНР.

Воспитание

Родители Badiucao надеялись, что их сын не заинтересуется политикой, так как его дедушка с бабушкой были арестованы во время «Культурной революции» Мао Цзэдуна, после чего отец Badiucao остался сиротой. Они убеждали его выучиться на дантиста или парикмахера, но будущий художник выбрал юридическую школу, мечтая пополнить ряды доблестных и зачастую опальных адвокатов по правам человека.

Личность теряет персональные черты, вливаясь в контролируемую массу

В университете сосед Badiucao по комнате достал копию документального фильма «Врата Небесного Спокойствия» (The Gate of Heavenly Peace, 1995), сюжет которого завязан вокруг бойни на площади Тяньаньмэнь, произошедшей в 1989 году.

«Парень, который показал мне документалку, служит сегодня в органах госбезопасности Китая, – сказал Badiucao. – Инакомыслие не выходит за пределы университета. Люди очень осторожничают, чтобы не бросить тень на карьеру».

Неизвестный бунтарь Badiucao.

Фильм возымел огромное влияние на Badiucao. В 2016 году в день памяти жертв волнений на площади Тяньаньмэнь художник воссоздал момент с Неизвестным бунтарем, который в течение получаса в одиночку сдерживал колонну танков.

Мысли о родине

Открытие выставки «Мысли о покинутом доме».

Интегрируясь в жизнь австралийского городка, Badiucao отдаляется от страны, в которой он родился и вырос, но старается по-прежнему оставаться значимым для Китая.

Его последняя выставка «Мысли о покинутом доме», открывшаяся 6 апреля, – это совместный проект с двумя другими художниками, оказавшимися в аналогичной ситуации, афганским беженцем Элиасом Алави и филиппинкой иранского происхождения Айдой Азин.

Читайте:  Китай заявил: размещение оружия на спорных островах ничего не значит

На выставке представлены избранные политические карикатуры художника и две инсталляции: гигантский респиратор из китайского флага и кровать, из которой торчат 4 тысячи заточенных карандашей.

Работа под названием «Мечта». Кровать, на которой спал Badiucao после иммиграции в Австралию, и матрас из 4 тысяч заточенных карандашей.

Все карандаши пришли посылкой из Китая. Каждый из них Badiucao точил вручную с разной степенью остроты.

«В начале они были все одинаковыми, но после заточки каждый получил индивидуальность, – заявил он. – Собранные воедино, они вновь лишились самобытности – так же и личность теряет персональные черты, вливаясь в контролируемую массу».

Адаптированный перевод статьи Джеймса Гриффитса, CNN.

By |2017-04-28T23:44:10+00:00Апрель 24th, 2017|Нет комментариев

Оставить комментарий